Русская
Страница
Живаго Джа

Jah Rastafari!
Jah Live!
News
Фото
Сказки
Победа
Волшебник

Обратная Связь   
Links

    


Книга
Растафари
Король Поэтов
Адепт Поэзии
Ithiopia
Вест-Индия
Rasta-Культура
Rasta-Хронология
Rasta на Карибах
H.I.M. Quotes
H.I.M. о лидерстве
Marcus Garvey
Наследники Гарви
Мегажурналист

    


Академик
в Аквариуме

Русский реггей
Rasta & Reggae
Roots Reggae
Riddimistical
I Riddims

Calypso
Audio
Video
DreadBull
Jah Republic
Жак Мантэки
Simba Vibration

Markscheider Kunst
Юстас Алексу  
Пушкин-реггей-фест 

 

    

 

   


 

Факты и факты, разные вещи -
это всё куча дерьма, понимаешь?
Нет правды, кроме единой правды,
и это - правда Jah Rastafari.
Боб Марли, 1978 год.

Роман Русский Реггей - читать всем! Захватывающий роман от адепта эстрадной поэзии, основателя Джа Дивижн - читается на одном дыхании и рассказывает о мире отечественного регги (той его части, к которой автор имеет непосредственное отношение) из самого сердца происходящего.

Русский реггей
Роман
Александр Дельфинов

Я танцую реггей на грязном снегу,
Моя тень на твоем берегу, Африка...
К.О.Т. Африка

 

Реггей - это что?
Поп-музыкальный стиль, зародившийся на Ямайке?
Политизированный шоу-бизнес?
Сладкая приманка для новых членов экзотической контркультурной секты?
Пропаганда марихуаны на радость наркомафии?
А может быть, реггей - это нежный плач души вперемешку с суровым смехом?
Автор не знает точных ответов.
В России на рубеже 80-х - 90-х "позитивные вибрации" захватили многих из нас. Это было сильно: весь мир заворачивался в ослепительную красно-желто-зеленую спираль, и казалось, только протяни руку - вот оно, счастье! Лови за хвост!
Годы с грохотом пролетели мимо, дудя в трубу и подскакивая на стыках.
Выродились в клоунов сами себя обманувшие пророки.
Сошли со сцены оказавшиеся слабаками герои.
Отдали Богу душу симпатичные - и не очень - ребята.
Отупели былые острословы.
В основу этого сочинения положено то, что не купишь на рынке, но что иногда удается хорошо продать - собственный опыт.
Иллюзий больше нет, но все еще звучит музыка.
Бас и ритм.
Word, sound and power

Глава 1.
Серьезный реггей-бизнес

1. Утро с Крокодилом
2. В стену головой
3. Как я впервые услышал реггей
4. Экспроприация
5. Позитивные вибрации

  

Глава 2.
1. Чай с сахаром
2. Речь Ай-Вана
3. Таинственный гость
4. Искусственное яйцо
5. Штурм
6. Обезьянник

  

Глава 3.
Не плачь о женщине

1. Дрэды и полная Луна
2. Моя Королева
3. Строгий Брат Маркус
4. "Язык Тосквы"
5. Путешествие в Ветербург
Глава
"Армия Джа"

Из блокнота Барабаса
1. Полет Гектора
2. Деловые люди
3. Ночные дела
4. "Армия!"
5. ДЖА

  

Глава 4.
Концерт Уроя

1. Пешком к Барабасу
2. Завтрак за круглым столом
3. "Джамбамбуния"
4. Герой прошедшего времени
5. "Где Сион? Где Сион?"
6. "Я вижу Бога!"

  

Глава 5.
Солдат и Красавица

1. От звонка до звонка
2. Стая бритых
3. Сбор биомусора
4. Спор о вере и благочестии
5. Килограмм пуха
6. Конопляная невеста
Глава 6.
Что делать?

1. Перед телеком.
2. Крокодилово дело.
3. Тосква фестивальная.
4. Прыжок Рыси.
5. В гостях у девушки.

  

Промежуточная глава.
"Корневая Система".

1. Назад к корням
2. Встреча в сквоте
3. Над облаками
4. Движение людей Джа
5. Путешествие в Голимоград
6. Под капельницей

  

Глава 7.
Триста серебряников.

1. В андеграунде
2. Паспорт
3. Мастер-план
4. Поэтри-слэм
5. Блудница вавилонская
6. Диалог на бегу

Глава 7. Триста серебряников.

В андеграунде. - Паспорт. - Мастер-план. - Поэтри-слэм. - Блудница вавилонская. - Диалог на бегу.

1. В андеграунде.

w'en mi jus' come to Landan toun
mi use to work pan di andahgroun
but workin' pan di andahgroun
y'u don't get fi know your way around
LKJ. Inglan is a Bitch

Еще вчера дедушка говорил, что самое прекрасное в жизни - это борьба за освобождение всего человечества. Сегодня даже дети знают, что самое прекрасное - это деньги. Впрочем, любое точное знание похоже на веру - своей неопределенностью. Дедушка верил, что революция нас спасет. Внук организовывает благотворительные фонды.

А КТО-ТО НЕ ЗНАЕТ, КАК ВОЙТИ В МЕТРО.

Это в тупой Тоскве срабатывали дешевые фокусы с ручной блокировкой турникетов, а здесь, в промозглом и прекрасном Ветербурге, требовалось придумать чего-нибудь похитрее. Как на зло, в голову ничего не лезло. Клянчить денег у прохожих не позволяли ни этика, ни эстетика. Халявные времена уличного аска позади! Возраст не тот, да и социальное положение: Впрочем, положение, скажем прямо, аховое. Я трясся от холода, не решаясь войти в вестибюль "Канала Ильина", дабы не привлекать лишний раз внимание контролеров. Во внутреннем кармане зеленого пальто, изо всех сил делавшего вид, будто защищает тело от холода, валялся внутренний паспорт российского гражданина. Кроме этого, там находились маленький, потрепанный блокнот и шариковая ручка. Да еще ключи от тосковской квартиры. Вот и все накопленное к 33-летию богатство. Не густо. Все же я не бомжевал, у меня были друзья и кое-какие (хм, довольно сомнительные) перспективы. Как сказал Юкс, бывший фарцовщик и нынешний музыкальный обозреватель модного журнала "Навигатор", "тебе, Ю-Лов, надо было родиться в семье советских дипломатов на Ямайке, тогда у тебя был бы шанс удивить наших жлобов".

УДИВИТЬ ЖЛОБА - ДВОРОВАЯ ИГРА РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ.

Электронный термометр над входом в соседний супермаркет показывал минус 12. В прошлый раз, когда я отсвечивал в этих краях, было как минимум вдвое холоднее. Пока топтался там, перед входом в метро, стало ясно - любой ценой надо рвать обратно в Тоскву и там разруливать на месте. Здесь больше нечего ловить с такой ошеломительной удачей. Но для начала надо было как-то сорваться с данной гиблой точки! Мозг одеревенел: идей - ноль. И когда я уже был готов брать станцию штурмом, случилось чудо из серии обыкновенных. Стеганый бушлат, зеленая шапка, оранжевые рукавицы - старый знакомец выскочил из приземистой, припавшей на задние колеса маршрутки и поспешил навстречу.

АЙ ДЖА МАН!

- Снова ты, брат! - приветствовал он меня издалека. - Вот так встреча!
- Понимаешь, в метро не могу войти, - я развел руками. - Не выручишь?

Через минуту мы уже стояли на скрипучем эскалаторе, опускавшим нас в городской андеграунд. Умалчивая о некоторых подробностях, я поведал своему спасителю о кисловатых раскладах. Джа Ман недолго думал:

- Поехали со мной! Сейчас сейшенить будем на "Несмеловской", соберем тебе на билет. А может, и уезжать не захочется.

ПУУЛ АП, МАН!

Подземный переход, в котором собирались друзья Джа Мана, был длинный и разветвленный, в силу чего температура в нем была выше, чем на открытой улице. Возле покрытой сероватым кафелем стены скопилось человек десять, все они были лет на десять моложе меня, как и сам Джа Ман. У них там было все что нужно: портативная барабанная установка с небольшой бочкой, одной тарелкой и малым-ведущим, два комбика на аккумуляторах, два микрофона на стойках-журавлях. Строгого вида девушка в шапке-ушанке с красно-желто-зеленым контуром Африки вместо кокарды настраивала басуху. Долговязый очкарик с толстыми, слегка вывернутыми губами, стоял рядом и bпокручивал колки на электрогитаре, состраиваясь с басом. Толстяк с усами и бородой и в еще более бесформенном, нежели у меня, пальто, посматривал по сторонам с немного испуганным видом, сжимая в руках золотистую трубу. У других участников сейшена я заметил кое-какую перкуссию: маракасы, трещотки, мини-бонги. Практически одновременно с другой стороны перехода широким шагом подошел парень лет тридцати, похожий на викинга: в кожаных штанах, черных сапогах, просторной дубленке, с по-разбойничьи торчавшей вперед всклокоченной рыжей бородой. Викинг катил двухколесную тележку, похожую на те, что используют бабушки для походов за продуктами. Но вместо матерчатой сумки с картошкой да морковкой на тележке у викинга имелся почти квадратный футляр, из которого он извлек темно-красный баян, тускло блеснувший лакированными боками.

И ВЫПЛЫЛ ЗАПАЛЕННЫЙ ДЖОЙНТ.

- Ну, брат, сейчас начнем, а ты подключайся! - Джа Ман подмигнул и уселся за барабаны. - Раз! Два! Три! Четыре!

Оркестр грянул мощный ска-инструментал. Сразу собралась толпа, встала полукругом. Вторым номером вмочили "Гет ап, стэнд ап". Субтильная басистка пела таким звонким голосом, что толпа увеличилась вдвое. Я осмелел и со второго куплета начал подпевать ей, поделив микрофон вместе с пареньком в куртке-хаки с выцветшим флажком немецкого бундесвера на рукаве. Ободряюще поглядывая на меня, он улыбался. Куда делись тоска и усталость! Разойдясь не на шутку, я подпрыгивал и издавал звуки.

НТЧКА! НТЧКА! НТЧКА! ОЙ-ЙО! ОЙ-ЙО!
ВИФ ДА РИТМ ДРАМС СИНГ РЕГГЕЙ АНД СКА!
НТЧКА! НТЧКА! НТЧКА! ОЙ-ЙО! ОЙ-ЙО!
ВИФ ДА РИТМ ДРАМС СИНГ РЕГГЕЙ АНД СКА!

Подвыпивший гражданин с пухлым портфелем пустился в пляс, вслед за ним - трое юных панков. Переходная программа была хорошо сбалансирована. После седьмой песни (бобмарлеевская "Позитив вайбрейшн") я окончательно разогрелся и почувствовал себя в силе реально зажечь. Группа разухабисто заиграла рабадабовый инструментал в духе шестого студийного альбома Джаджа Дрэда. Скакало и прыгало полперехода. Музыканты могли уже особенно не напрягаться - концерт явно удался. Пустили две шапки по кругу, люди не скупились. Подвыпивший гражданин с портфелем подошел ко мне и сказал:

- Душевно пел! Спасибо! Я тоже - шаман, только водочный!

Всучив мятую банкноту, он по-брежневски попытался поцеловать меня. Не глядя, я сунул деньги в карман пальто, поблагодарил и чуть отступил, но пьянчуга не обиделся, махнул рукой и удалился, пошатываясь и напевая:

- Ой-йо! Оп-ля! Оп-пана!

Люди разошлись. Джа Ман с друзьями подсчитали прибыль. Я получил свою долю и вложил деньги в паспорт.

- Нтчка! Нтчка! Ничего ты телегу прогнал, Ю-Лов, мне понравилось, - сказал Джа Ман, - меня, кстати, Владимиром кличут по-нашему-то.
- А меня - Славой, - сказал я, и мы обменялись телефонами.

Заскочив к Барабасу, я схватил вещи и дыманул на вокзал. Ближайший поезд отходил через семь минут. Расплачиваясь в кассе за плацкарту, нащупал банкноту в левом кармане. Вытащил. Оказывается, "водочный шаман" так расчувствовался, что выдал мне сотку грина!

8З0 РУБ. 00 КОП. + 100 $ 00 CENT = ЧИСТАЯ ВЕТЕРБУРЖСКАЯ ПРИБЫЛЬ.

Без приключений прибыл я в Тоскву ровно в восемь сорок. Дома забрался в ванну, потом выпил чаю. Набрал Крокодилу:

- Привет, братишка! Я вернулся!
- Это ты, Ю-Лов? - печально сказал Крокодил. - Тут такое дело... Скины зарезали Грегори!

Русский реггей - это мясо.
Русский реггей - это жесть.
Русский реггей - точим лясы!
Русский реггей - сила есть!

2. Паспорт.

Jah is standing by my side
Then why should I be afraid
Of a pestilence that
Crawleth by night
Tony Rebel. Jah Is By My Side

В утреннем выпуске "Народного обозревателя", в разделе "Криминальная хроника", появилась небольшая заметка: "Вчера вечером в районе студенческого общежития ГМА имени Грингмута было совершено нападение на одного из студентов-африканцев, около 22.30 в одиночку направлявшегося от станции метро "Святодержавная" к месту проживания. В результате нападения пострадавшему были нанесены ножевые ранения, от которых он скончался на месте до приезда скорой помощи. Нападавшим удалось скрыться. По факту случившегося правоохранительные органы Тосквы возбудили уголовное дело. Согласно заявлению прокуратуры, пока нет улик, позволяющих говорить о принадлежности нападавших к скинхедам. Основная версия - обычное бытовое хулиганство. По свидетельствам очевидцев, трое нападавших были одеты в обычную одежду и не выкрикивали никаких лозунгов".

СОВСЕМ РАСПОЯСАЛИСЬ, ФУЛЮГАНЫ ПРОКЛЯТЫЕ!

Знакомые студенты рассказали Крокодилу немного другую историю. Примерно без четверти десять Грегори собрался проводить до метро свою подружку Лену, с которой вместе учился. Она уезжала на несколько дней в родной Челябинск. До вокзала Грегори ехать не решился - ему предстоял обратный путь через весь город, а в последние годы чернокожие студенты старались по вечерам не передвигаться по Тоскве в одиночку. Путь от общаги до станции метро был недолог, хорошо освещен, здесь допоздна ходило много народу, опасаться было нечего. Но когда они выходили, группа приблудной молодежи - "да мы чиста с этава района, понял, нет?" - вступила в конфликт с несколькими студентами, которые забежали внутрь здания и забаррикадировали дверь. Грегори с Леной попробовали выйти, их предупредили, мол, мелькают неподалеку бритые головы. Все же идти было надо. Они пошли. В суматохе никто не понял, что Грегори собирается вернуться, а то, наверное, все же выделили бы ему сопровождение.

ХУЯ СЕ, ПАЦАНЫ! ДА ОН С РУССКОЙ БАБОЙ, БЛЯ!

Едва пара показалась на пороге, из тьмы раздалось рычание. Вскоре человек пять потянулось следом. Подкараулив Грегори на обратном пути, они стали колотить его и колоть ножами. Он пробовал обороняться, схватил камень, ударил одного из нападавших по голове, тот упал. Тут на Грегори навалились покрепче. Кто-то. Сделал. Подсечку. Грегори. Рухнул. Наземь. Его. Начали. Топтать. Он. Отчаянно. Звал. На помощь. Длилось. Это. Несколько. Минут.

МОЧИ ПО ЕБЛУ ЧЕРНОЖОПОМУ ЕМУ!

Появились какие-то прохожие. Подбежало с десяток собравшихся с мыслями студентов. Скины отступили и растворились в полумраке. Тело Грегори лежало на дороге, кровь тихонько натекала, пошел снег...

КРАСНОЕ. ЧЕРНОЕ. БЕЛОЕ.
БЕЛОЕ. КРАСНОЕ. ЧЕРНОЕ.
ЧЕРНОЕ. БЕЛОЕ. КРАСНОЕ.
КРАСНОЕ. КРАСНОЕ. КРАСНОЕ.

Я хмурился, сидя на кровати. Крокодил молчал в кресле напротив. Увесистый, толстый том, потрепанный, в черном кожаном переплете, с вытесненной золотом надписью лежал между нами на столе.

THE HOLY PIBY

- Кстати, ты не в курсе, какие растаманские братства признают Холи Пиби святой книгой? - спросил Крокодил.
- Как-то не задумывался...
- Вот никто не знает. Вроде и считается она растаманской Библией, но если подумать, то Двенадцать Колен обычную Библию признают, ортодоксы, наверное, тоже... Может, Наябинги?
- Да чего ты завелся-то? - вздохнул я.
- Там в предисловии сказано, ее перевели с амхарского: - не успокаивался Крокодил. - Это вроде бы древне-эфиопский, да?
- По-моему, это и сегодня государственный язык Эфиопии, - я попытался вытащить из тупой башки обрывки знаний. - Он в родстве с ивритом. Семитская группа. Вроде бы. Хотя я могу путать. Ну, да ты в Интернете всегда можешь все посмотреть и проверить!
- Грегори я теперь уже не отдам ее, - Крокодил помолчал. - Ну, ладно, что же делать, себе оставлю на память о нем. Куда же это все катится? А?
- Что катится?
- Колесо сансары... Оно катится, брат. И наши кости вместо спиц... Миллионы, миллиарды костей! Огромное колесо, Ю-Лов, представляешь?
- Честно говоря, нет.
- И черепов! Миллионы, миллиарды черепов! Из них сделан обод колеса. А покрышки - из человеческой кожи! Это мегаколесо, Господи помилуй! Гиперколесо! Ом мани падмэ хум, Ю-Лов, и твой последний выстрел в воздух!
- Нет, это твой личный бэд-трип, Крокодил.
- Мы ничего не делаем, Ю-Лов! Мы сидим и пиздим. Скины зарезали Грегори, а мы сидим и пиздим!
- Что ты хочешь, чтобы я сделал - пошел и зарезал какого-нибудь скина?
- Куда же все катится, куда? - спросил Крокодил. - Когда мы что-нибудь сделаем?

Я не ответил. Не знал, что такое это "все" и куда оно, собственно, катится. Что делать мне лично, тоже не знал. Тем более - нам. И отнюдь не был уверен, что странную Библию растаманов действительно перевели с эфиопского языка. Хотя кто знает? Все возможно в этой не лучшей из прослоек. Солнце в моем солнечном сплетении испытывало период полузатмения. Хочется курить, но не осталось папирос, как описывал подобную ситуацию один из классиков русского рока.

ТЕРРОРИСТЫ В ЗООПАРКЕ РАССТРЕЛЯЛИ ОБЕЗЬЯНУ,
ПОПУГАЯ И МОРЖА - ПОМОГИ НАМ, ДЖА!

- Они убивают и преследуют и мучают нас, а мы охвачены страхом, - неожиданно встав, принялся вещать Крокодил, глядя куда-то вдаль, поверх меня, сквозь стену. - Они сжимают кольцо, их лица превращаются в дьявольские маски. Гляди, Ю-Лов! Козлы! Бараны! Быки! На их стороне сила, ибо они нападают и бьют и притесняют нас, а мы не умеем обороняться. И вот очередная жертва в этой войне, а мы бессильно разводим руками - наша слабость не позволяет нам встать и бороться! За свое право быть такими, какими мы хотим быть на нашей родной земле!
- Ты говори, да не заговаривайся, - прервал я разгорающуюся проповедь. - Мы с тобой, может, и на родной земле, а Грегори все же с Ямайки приехал сюда себе на горе, так что погиб он на далекой чужбине, отчего все это еще противнее: Отвратительные дела. Отвалить бы самому куда подальше...
- Езжай, - согласился Крокодил. - И вправду, езжай. У тебя же есть заграничный паспорт? Вот и давай... Денег одолжи и вали! В Индию виза не нужна, билет всего три сотни зеленых туда-обратно... Привезешь гашиша индийского, продадим его, вернем аппаратуру! А то сделай себе визу шенгенскую - и катись как сыр в масле. Поезжай в Голландию, Ю-Лов! Привезешь оттуда шишек гидропонных! И в Эквадор тоже виза не нужна! И на Ямайку не нужна! Привезешь оттуда гандж родной! И в Боснию раньше была не нужна! Хотя там героиновый трафик проходил вроде...

- Да я в Боснию точно не собираюсь, - удивленно покачал головой я.

Крокодил размахивал руками, сидя в кресле и вдохновенно сияя. Обычно настроенный гиперпатриотично, в отличие от меня - депрессивного диссидента и типичного пораженца, Крокодил никогда не поддерживал разговоров об отъездах за границу, время от времени будораживших круг наших общих знакомых. За последние пятнадцать лет уехали многие, кто в Израиль, кто в Америку, кто в Европу, кто и в Африку. По-разному сложились судьбы покинувших Родину. Одни хорошо устроились на новых местах и изредка присылали сочившиеся нездешним жиром емейлы. Другие вернулись, третьи навсегда потерялись в запредельных краях. Четвертые сели в тюрьмы, пятые - в парламенты. Были и шестые, и седьмые, и сто двадцать седьмые... Крокодил вообще никогда не покидал пределов бывшего СССР. На прямой вопрос: "А на Ямайку поехал бы?" - только тряс головой и улыбался. И вот сейчас этот экзальтированный русофил буквально выталкивал меня из страны. Извините, но если дело дошло до такого, значит, мир и в самом деле бухнулся на собственные ягодицы и покатил с горки к черту на куличики.

НУ И ЕХАЙ НА СВОЮ ЯМАЙКУ!

Мир хоть и бухнулся, а бюрократия работала. Когда Крокодил ушел, забрав с собой книгу, я вытащил свой многострадальный паспорт из ящика письменного n стола. Потрепанный, поцарапанный, чуть залитый вином (звон бокалов, голоса гостей, нелепая вечеринка), носивший в себе три использованных визы (Германия, Франция, Израиль), он оставался действительным еще полтора года.

3. Мастер-план.

Dis poetry stays wid me when I run or walk
An when I am talking to meself in poetry I talk,
Dis poetry is wid me,
Below me an above,
Dis poetry's from inside me
It goes to yu
WID LUV.
Benjamin Zephaniah. Dis Poetry

Имелся у меня один знакомый, смешной, невысокий человечек по прозвищу Рас Туман. Он носил коротенькие дрэды, при ходьбе переваливался с боку набок, словно Мистер Пингвин из второго "Батмэна", вообще выглядел весьма комично, но при всей своей демоническо-бульбястой толстячковости отличался крайней серьезностью в ведении всех своих реггей-дел. Организовывал концерты, выпускал сидюки и магнитофонные кассеты, продавал все это вкупе с различными сопутствующими товарами - плакатами, значками, майками. С недавних пор приторговывал Рас Туман и фирменными виниловыми пластами, заказывая их по Интернету. У него можно было закупиться всевозможными этно-товарами и музыкальными инструментами, да и вообще он был самый настоящий бизнесмен и даже владел небольшим магазинчиком и парой ларьков в центре города. Когда-то Рас Туман хвастался, что может сделать шенгенскую визу за три дня. Как и все мы, он слишком много слов бросал на ветер, но, в отличие от нас, у него они часто возвращались обратно, причем на бабле. Так почему бы не попробовать? Я позвонил. Договорились встретиться вечером в клубешнике "Поезд".

РЕАНИМАЦИЯ УБЫВАЮЩЕГО ГОРОДА.

Это был новый пафосный клуб на территории бывшего станкостроительного завода. Все выглядело так, словно здесь могли выпускать и танки, и тачанки, и чугунные сверхболванки. Циклопические корпуса с частично отреставрированными стеклянными стенами подавляли тарковско-стругацковой мощью. Два бывших цеха занимал клуб-галерея "Поезд", которым владел чел по имени Эдик Таранчик. Некоторые злопыхатели переделывали: Тараканчик. Но злопыхатели не входили в число постоянных посетителей. А я входил, так как знавал Таранчика по старым временам, когда все чуваки периодически встречались у магазина "Мелодия", что на углу Хомякова и Аксакова. Там была толкучка, на которой редкий винил с фирменным пост-панком или родной новой красной волной уходил порою за добрый советский полтинник. Теперь и денег-то таких нет, и пост-панка на виниле даром не надо. Я слушаю реггей! Пятнадцать лет как подхватил вирус. Крепче ВИЧ. Круче гепатита. Любая аллергия фуфло в сравнении с ним. Я счастливый русский реггейман!

MИ ЛОВ ДИС МЬЮЗИК ЙЯ, СИИН!

Помещения в "Поезде" были исполнены в виде огромных железнодорожных вагонов. Таранчик дико гордился концептом, потому что залов было несколько, с большой и малой сценами, с помещениями для отдыха, с четырьмя барами и двумя туалетными пространствами в разных концах. Они шли параллельно по два, как два поезда впритирку, всего вагонов было шесть. Все вместе вмещались в один бывший цех. Я пожал руку стоявшему в фойе бывшему однокурснику, ныне первому заместителю бригадира "Поезда". Прошел в "Райхсбан Вагон". Здесь все было по-немецки: надписи на многочисленных табличках, снятых с реальных поездов и развешанных по стенам; названия в меню; даже официантки говорили "Битте!" и "Данке!". Вот только цены тут были выше, чем во Франкфурте-на-Майне. У меня, впрочем, имелся гостевой кредит. Типа - одно пиво, пара кофе. Рас Туман возник почти сразу, протянул руку:

- Силассиай!
- Риспект, ваше величество! - ответил я.

ПОСЛЕДНИЙ ИМПЕРАТОР ЭФИОПИИ - КТО ОН НА САМОМ ДЕЛЕ?
ЧЕЛОВЕК? БОГ? ЧЕЛОВЕКОБОГ? БОГОЧЕЛОВЕК?

Вокруг было полно народу, царила атмосфера досужего возбуждения. Грустная девушка в баварском переднике принесла мне заказанное пиво - пол-литра "Русскаго Темнаго Бархатистаго". Рас Туман поморщился и заказал зеленый чай и вегетарианское буррито. Он был убежденнейшим зеленым и тусовался с эко-фашистами на загородных лесных шабашах.

- Сегодня тут поэтический слэм проходит, - сказал он неожиданно. - Слыхал про такое, Ю-Лов? Ты ж у нас типа дрэдастый поэт.
- Нет, а что это - слэм? - заинтересовался я.
- Типа такой турнир, - объяснил Рас Туман. - Я сам только типа слышал, не присутствовал. Думал, может, ты типа знаешь, ты ж бываешь тут. Через полчаса типа начало.

ОН СЛИШКОМ ЧАСТО УПОТРЕБЛЯЕТ СЛОВА-ПАРАЗИТЫ ТИПА... ТЬФУ!

За полчаса я изложил суть дела с визой. Рас Туман уверил: пять дней, деньги - три сотни баков - вперед, и все гарантировано. Можно получить голландскую, деловую, на год. Раньше можно было и немецкую, но с тех пор, как старый министр иностранных дел Йошка Фишер опозорился с украинским посольством, немцы затянули гайки. Отказ за отказом, отказ за отказом. А голландцы, те типа поспокойнее, рассказывал Рас Туман. К ним нельзя группами, но по одному они типа штампуют регулярно.

РЕАЛЬНО, РАС ТУМАН ПОЛЯНУ-ТО СЁК.

Слэм проходил в британском зале. Здесь находилась сцена, в дизайне которой присутствовал элемент станционной архитектуры. Задник сцены был вокзальной витриной. Виднелись аптека, улица, фонарь на привокзальной площади в цветном псевдолондонском никогданебытии. Но многие из присутствовавших в зале бывали в Лондоне и сейчас по-доброму перлись от обстановки. Мы с трудом нашли пару сидячих мест у самой сцены справа. Я заказал кофе. Рас Туман закурил биди - индийскую сигарету.

КАНЕШНА, ВРЕДА МЕНЬШЕ И ВСЕ ТАКОЕ!
А ЗАВИСИМОСТЬ-ТО, БРАТ, ТВОЯ ЗАВИСИМОСТЬ...
ОНА ОСТАЛАСЬ!

- Добрый вечер, дорогие друзья! - гаркнул в микрофон угрюмый ведущий, выглядевший, словно пил всю прошлую ночь и не спал с тех пор. - Мы стартуем без проблем очередной поэтри-слэм! Сейчас я начну, а вы продолжите. Поэтри!
- Слееееем... - нестройно протянуло ползала.
- Простите, что-то заскрипело? Ах, это ваши мозги...

СМЕШКИ В ЗАЛЕ.

- Попробуем еще раз. ПОЭТРИ!
- СЛЭМ! - дружно гухнула публика.
- Прекрасно! - кивнул ведущий и почесал свой картошечный нос. - Моя подруга слегка картавила, а я напомню наши правила! Они просты. Поэты выходят по одному. У каждого четыре минуты. Четыре человека в зале сейчас получат бумажки формата А4 с оценками от 1 до 4. Есть добровольцы?

РАС ТУМАН ЗАДРАЛ РУКУ И СХВАТИЛ ЧЕТЫРЕ ЛИСТКА.

- Между прочим, главный приз - 300 долларов, - сообщил он, подмигнув со значением.
- Четыре минуты отчитал поэт - и жюри оценивает его выступление, выставляя баллы по принципу: чем выше, тем лучше! - ведущий откашлялся и попил водички из стаканчика. - А потом все собравшиеся в зале смогут добавить один балл, или убавить, или оставить как есть. Итак, я приглашаю на эту сцену первого участника. Александр Дельфинов приехал к нам из Берлина!

ШЕПОТ. ГОМОН. РОКОТ.

Тут мне пришла в голову интересная идея.

ПРОДАМ САМОГО СЕБЯ, ЕСЛИ ПОВЕЗЕТ.

Встав, я отправился искать кого-нибудь из устроителей шоу.

4. Поэтри-слэм.

Dis is one recitation
one declarationdat ketch it riddum...
... Yuh deh ah talk poetry
me stan heh an talk
plain, plain poverty.
Marc Matthews. Language

На сцену вышел сутулый хмырь с длинным носом и бегающими глазками. Он подошел к микрофону, понюхал его и произнес отсутствующим тоном:

- Привет, Тосква! Я вас боюсь...

Если это шутка, то она никого не насмешила.

- Я прочитаю вам одно свое как бы стихотворение, это, в общем-то, басня:

Один Амфетамин
Попал в жестокую разборку.
Ему натерли край
И обломали корку.
Пошел Амфетамин к браткам,
Мол, так и так, я круглым был и белым,
Теперь угомонился в хлам,
Скажите, что мне делать?
Братки недолго дрэдами трясли,
Недолго бороды чесали -
Послав его на край земли,
Потом полгода хохотали.
Амфетамин пошел, куда глаза глядят
(Глаза косили - он пошел налево).
И ночью звезд светился ряд,
А днем над ним синело небо.
Вдруг встретился ему Гашиш -
Мужик здоровый и надменный:
"Куда ты катишься, братишка? Ишь!
Пойдем-ка лучше вместе до пельменной!"
Они пошли. А там уж полон зал,
Пельмени сварены, вокруг уют и люксус,
Сметана на столе, и, чистый как слеза,
Блестит в бокалах свежий уксус.
А за столом сидит компания,
Какой не видывал простак-Амфетамин -
Там пацаны из группировки Наркомания
Свой соблюдали строгий чин:
В наколках весь дремал Герасим строгий,
Угарно пальцевал Кокос лихой,
Рейв под столом плясал Экстаз безногий,
Вертелся Винт, как заводной,
Сосал салфетку вор по кличке Кислый,
Коробку скоростей чинил мошенник Спид,
И Кетыч складывал в уме слова и числа,
И шлюха Водка разливала чистый спирт.
"Садись за стол!" - сказал Гашиш с улыбкой. -
"Пельмени кушай - лучший витамин!"
Так, жизнь свою считавший злой ошибкой,
Нашел себе друзей Амфетамин.

За басню Дельфинову дали пять баллов (1+1+2+1). Двойку влепил Рас Туман.

- Тебе чего, понравился этот бред? - изумился я.
- Парня жалко стало, - объяснил член жюри.

"Прибавить балл? Хлопаем! - Оставить как есть? Хлопаем! - Убавить балл? Хлопаем!" Публика не добавила балла гостю из Берлина. Затем появился человек, которого здесь явно хорошо знали.

- Всем привет певца-садиста от Максима Реалиста! - бодро начал он. - Начинаю вас мучить. Прочитаю текст под названием "Рок":

Я бренчал на басу...
Предо мной расступалися стены.
Я ревел в микрофон
То, что важно любому из нас.
И влюбленных девчонок
Качалась у ног моих пена.
И тряслася струна,
И ритмично попукивал бас.

Барабанщик стучал,
Словно Бог из святой драммашины,
Между пальцев крутил
Свои палочки, как каратист.
Рядом тряс волосами
Здоровый московский лошина,
В андеграунде он
Был известен как злой гитарист.

Мы пришли в этот зал,
Чтобы дать настоящего рока,
Чтоб тупые жлобы
Обломались по полной, в умат!
Я орал в микрофон,
И втроем мы рубились жестоко,
А за сценой нас ждали
Ящик водки, куренье и мат.

Все заорали. Рас Туман нахмурился. Какая-то девушка взвизгнула: "Слава Реалисту!". В зале у некоторых началась смеховая истерика. Ведущий тоже ржал. Реалист получил девять баллов (3+3+1+2). Единицу показал Рас Туман: что-то ему не понравилось в выступлении, но я уточнять не стал. Публика не стала добавлять балл Реалисту, удовольствовавшись решением жюри.

- Поэтесса... Не все любят это слово, - прохрипел ведущий. - Некоторые предпочитают называться "женщина-поэт". Другие, наоборот, признают его за феминистический символ. Точнее, не само слово, а суффикс -есс. Поэтесса, критикесса. Музыкантша. Милиционерша. Учительница, писательница, но пловчиха, хуже - врачиха. Или докторша. Уже издевательски - докторесса. В этой сумятице проявляется сексизм русского языка. Соси... сексистская лексика, такие дела. Почти то же самое, что марси... марксистская. Оба слова выговорить одинаково невозможно. Но я что-то заболтался. Итак, перед вами выступает поэтесса Ефросинья!

КОМОН, БЭБИ! БЭБИ, КОМОН!

Она появилась на сцене худая, бледноликая, одетая в строгое темное платье. Две Джомолунгмы, вздымавшиеся на груди, придавали поэтессе вид декадентско-деревенский. Пока я договаривался с устроителями, чтобы мне тоже дали 4 минуты для выступления, со сцены доносилось что-то вроде:

"...это было давно, да и было ли? Бог
Нас не милует памятью крепкой.
Чей-то смех, зажигалки щелчок, огонек
В темноте под качнувшейся веткой.

Чай горячий и звезды холодные в нем,
Отражаясь, дрожали и гасли...
Время нас выпивает глоток за глотком,
С каждым годом былое прекрасней.

Но кипящим напитком обжегши язык,
По словам, что сорвались, не плачут", -
Так в кафе придорожном сказал мне старик,
Отсчитав, как положено, сдачу.

В общем, не плохие стихи. Хотя, конечно, ничего особенного. Все же Ефросинья получила восемь баллов (2+2+3+1). Трояк, естественно, дал Рас Туман. Публика не согласилась с общей оценкой и один балл добавила - всего вышло девять, как у Реалиста. Я уломал ведущего: он пообещал выпустить меня в самом конце. А следующим поэтом на сцене оказался некий нагловатый джентльмен, представленный ведущим как Эквадор Полярный. Он оглядел всех присутствующих, сощурившись в воображаемый лорнет, и словно нехотя бросил в микрофон:

- Здравствуйте, сладкие мои! Ах, как я вас эпатирую! Знаете, куда всех нас вечно тянет? В андеграунд! Но не верьте, что в подполье можно встретить только крыс, там рассыпаны бриллианты и перлы. Вот один из них:

Ты предавал старых и близких друзей.
Воровал у собственных родителей.
С кайфом поглощал различные яды.
Под натиском моды менял свои взгляды.

Круче тебя не найдешь нигде,
Встретимся в андеграунде!
Лучше тебя не найдешь нигде,
Встретимся в андеграунде!

Замки воздушные на грязном песке.
Ангельские крылья на дохлой треске.
Барыжничал по малу, кидал иногда,
Теперь ты герой, теперь ты звезда.

Круче тебя не найдешь нигде,
Встретимся в андеграунде!
Лучше тебя не найдешь нигде,
Встретимся в андеграунде!

Полярный схлопотал семь баллов (2+1+1+3), один ему добавила публика. Затем на сцену вышел высокий, полноватый парень с длинными волосами, усами и бородкой - Твердислав Зарубин. Еще одно совершенно новое впечатление на этом поэтическом турнире! Зарубин порубил воздух ладонью, погримасничал и забормотал:

- Всех поздравляю с днем поэзии, предлагаю отведать немного амброзии, чтобы ваши уши не поддавались коррозии, чтобы вас охватили приятные иллюзии. Вы готовы?!
- ДА! - выдохнул зал.
- Тогда поехали...

Я не мальчик и не девочка,
Не собачка и не кошечка,
Не перчатка и не тряпочка,
Не цветочек и не бабочка,
Не желток, не белок, не шерсти клок,
Не фуфла глоток, не пассажиропоток,
Не пол, не потолок, не папик, не браток,
Не в бане полок,
Не за невесту залог.

Я не Шилов, не Церетели, не Сафронов, не Глазунов,
Не Проханов, не Лимонов, не Ельцин, не Горбачев,
Не Пугачева, не Киркоров,
Не Кутузов, не Суворов,
Не Сусанин, не Папанин, не Вицин, Никулин и Моргунов.

Я не рыба, не мясо, не кость, не горло,
Не штык, не пуля, не пушечное жерло,
Не авианосец, не бронепоезд,
Не печать греха, не невинности пояс,
Не крещение, не обрезание,
Не медитация, не камлание,
Не песнопение, не предсказание,
Не расширенное сознание.

Я не смерч, не штиль,
Не хай-тек, не утиль,
Не кастет, не пистолет,
Не блюдо котлет,
Не столетний патриарх,
Не президент в 30 лет,
И не набор пошлых рифм -
А только БАС и РИТМ.

Все аплодировали бурно. Зарубину дали девять баллов (3+3+2+1) и один добавили. Он вырвался в лидеры. Затем ведущий пригласил на сцену вторую даму - Ирэну Дадаидзе, как он ее представил. Это оказалась престарелая авангардистка, она заскрипела в микрофон:

Что такое да-да?
Это моя пизда!
Да?
Да!
Да! Да! Да!

Что такое до-до?
Это птица Додо!
До?
До!
До! До! До!

Что такое ду-ду?
Ду-ду живет в Катманду!
Ду?
Ду!
Ду! Ду! Ду!

Что такое ди-ди?
Это еще впереди.
Ди?
Ди!
Ди! Ди! Ди!..

...И далее в таком духе, пока не кончились гласные. Гражданка Дадаидзе получила свои восемь баллов (2+1+3+2), добавлять ей не стали. Три балла определил Рас Туман - ему понравилось яркое начало. А затем на сцене появился похожий на паука молодой костюм с дымчатым галстуком. Он держался с уверенностью харизматичного дипломата-карьериста.

- Меня зовут Игорь Орлицкий, - сказал костюм. - И я прочту вам стихи о "Титанике":

Любое место из тех, куда могут отправить нас,
Похоже на сковородку, раскаленную докрасна.
На огненной плоскости выстроены дома,
Няньки выгуливают детей, и погода - класс.

Любое место из тех, в которые можно попасть,
Похоже на мишень из непробиваемого стекла.
О центр такой мишени плющится стальная стрела.
Философ выгибает мишень, используя, словно таз,

На котором переплывает океан страстей,
Чтобы пойти ко дну и уткнуться в проржавевший борт
"Титаника", все же нашедшего нужный порт -
Точку Х на участке прямой между А и В.

Раздались аплодисменты, удивившие меня четким ритмом. Этот парень умел произвести впечатление, не отнять у повешенного его веревку. Господин Орлицкий заработал сходу десять баллов (3+3+1+3). Ему, однако, убавили балл по требованию публики. Огорченный и явно разозлившийся костюм побрел куда-то за сцену. Наверное, ругаться с устроителями. А ведущий пригласил к микрофону Алину Ким. Невысокая, с восточным лицом, она словно источала мед. И поправляла микрофон до тех пор, пока ведущий не помог опустить стойку (он, к слову, посвежел, похоже, накатил за сценой). Ким начала без предисловий:

Бабочка пролетает возле самого лица, еле касаясь крыльями кожи.
Я сижу одна в пустой квартире, думаю о тебе, и что же?
Моими мыслями управляет легко-тяжелый циничный Эрот.
Я похожа на собачку, которая ждет хозяина у закрытых ворот.
Ты, летящий на "Харлее Дэвидсоне", соблазняешь меня, как звезда.
Я говорю своим мыслям: "Больше не надо...", губы шепчут: "Да, надо, да!".
Но пора отвлечься, пора вернуться к реалиям дня.
От чувства потери любимого ничто не спасет меня...

Там дальше еще долго было в этом духе. Эротичной кореянке сходу присудили двенадцать баллов (2+3+4+3), но добавлять ничего не стали. Падкий на все женское, Рас Туман поставил первую четверку в этот вечер.

5. Блудница вавилонская.

I don't need no axe
to split up yu syntax
I don't need no hammer
to mash up yu grammar
John Agard. Mr. Oxford

Я сходил в туалет, сполоснул лицо холодной водой. Пропустил пару выступлений. Постоял в переходе - "тамбуре" - между полупустым французским вагоном, где ужинали какие-то отморозки, и битком набитым британским, где гудел слэм. Стены в тамбуре были зеркальные. Небольшие колонки выдавали негромкий стук колес из-под потолка.

МНЕ ПОВСЮДУ МЕРЕЩИЛИСЬ ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ НИЧЕГО СЛОВА.

"Интересно, Таранчик нанимал звукооператора, чтобы записать настоящую езду европейских экспрессов? Надо спросить у него при случае... Что я делаю? Зачем напросился на сцену? Что мне противопоставить этим проклятым поэтам? Песню, что ли, им спеть? Ни бэнда, ни саунд-системы..."

МНЕ ПОВСЮДУ МЕРЕЩИЛИСЬ ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ НИЧЕГО СЛОВА.

Казалось, я стал героем бесстыдно затянутого романа. Его сочиняет и никак не может закончить некий писатель среднего возраста в потертых вельветовых джинсах марки "Гэп" и черном свитере китайского производства. За писательским окном пустой заснеженный двор, холод и мрак, а где-то тепло... но это не то. Я тряхнул головой. Отражение улыбнулось мне и зашагало к выходу из зазеркального тамбура. Поспешив последовать его примеру, я вернулся обратно в зал.

МНЕ ПОВСЮДУ МЕРЕЩИЛИСЬ ВОЗНИКАЮЩИЕ ИЗ НИЧЕГО СЛОВА.

- ...ну а я слегка пьян от запаха новой поэзии, процветающей здесь, - гремел со сцены ведущий, - в чудесном "Поезде", который принес всех нас на станцию под названием поэтри-слэм! Надеюсь, что эта станция не последняя. А сейчас приглашаю на сцену последнего участника, прошу любить и жаловать - Ю-Лов! Аплодисменты для дебютанта!

"Сейчас покажу тебе дебютанта, - злобно подумал я. - Покажу вам новую поэзию!"

СЛОВА
ЗАЖГЛИСЬ
ЗАГОРЕЛИСЬ
СЛОВА
В ВОЗДУХЕ

- Здрасте! Я не поэт, я растафарианский бродячий философ Ю-Лов. Люди тут собрались разные, и темы были затронуты разные, и чувствуется, задели всех по-разному, - сказал я. - Хочу раскрыть вам нашу, растафарианскую тему Вавилона и немного рассказать о великом пророке Маркусе Гарвее, о котором вы наверняка слышали очень мало. Гарвей жил в начале ХХ века, он был ямайцем, но оказался в США. Гарвей утверждал: система Вавилона, созданная белыми людьми - колонизаторами и работорговцами, мешает бывшим рабам вернуться назад, в родную Африку. С тех пор прошло много лет. Сегодня каждый понимает Вавилон как хочет. Это символ всего негативного в жизни. А негативное в жизни у каждого свое. И что бы там ни говорил Маркус Гарвей (человек, безусловно, интересный, но давно умерший), вспомним, откуда пошла эта тема изначально. Итак, Вавилон - это город в современном Ираке. Согласно Библейскому сказанию, на этом месте люди попытались построить башню до неба, за что Бог-Отец покарал их, заставив говорить на разных языках (а до этого, видимо, язык был единый). Прекратив понимать друг друга, люди впали в полный ахуй и разбежались кто куда.

В зале засмеялись.

РРРОК! РРРОК! РРРОК! ОГНЕННЫЕ СЛОВА!

Я торжественно продолжил:

- Башня осталась недостроенной и рухнула со временем сама по себе. Что, таким образом, базисно связано с понятием Вавилона? ТОТАЛЬНОЕ ОТЧУЖДЕНИЕ! Непонимание, разобщение. Но, во-вторых, все в той же Книге Книг имеется рассказ о вавилонском пленении иудеев, их счастливом исходе и возвращении на землю обетованную. В Вавилоне иудеев мучали, подавляли, всячески унижали. Поэтому все, кто отождествлял себя по той или иной причине с иудеями, как это сделал Маркус Гарвей в отношении живущих за пределами Африки потомков чернокожих рабов, использовали символ Вавилона для демонстрации мук своего народа. Тут надо учесть, что одной из немногих книг, которую дозволялось иметь и читать рабам, была Библия. Отнюдь не все чернокожие во времена Гарвея оставались рабами, но были в большинстве неграмотными, необразованными, однако библейские символы знали отлично. Гарвею было легко объяснять свои идеи, используя библейские символы. Вот отсюда простая линия: негры=новые иудеи, Африка=земля обетованная, Америка=Вавилон.

В зале довольно зашушукались, когда я упомянул Америку.

РРРОК! РРРОК! РРРОК! ОГНЕННЫЕ СЛОВА!

Я помолчал пару секунд, набираясь сил для решающего рывка.

- Таким образом, второе базисное значение, связанный с понятием Вавилона, это ТОТАЛЬНАЯ НЕСВОБОДА, прессинг, подавление, как со стороны государства (Системы), так и со стороны отдельных личностей. Поэтому на Ямайке даже ментов обзывают словом Бабилан. Может, есть и какое-нибудь третье базисное значение, связанное с понятием Вавилона, вы случайно не знаете?
- Нет! Не знаем! - крикнул кто-то.
- Вот самая главная тайна! Я открываю ее вам в данный момент! Внимание, друзья мои! Забудьте про Ирак, Израиль и Ямайку. Мы живем в России, в городе Тосква. Вавилон находится в наших головах. Башня до небес возводится и рушится ежедневно, без бюллетеней и обеденных перерывов. Мы сами - собственные работорговцы и собственные рабы. Вот в чем вся штука. Каждый из нас сидит на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами. Каждый из нас - блудница вавилонская, и то, как мы живем, как общаемся, как мучаем друг друга каждый день - это и есть Система Вавилона. Вавилонские люди в вавилонском городе! И каждый раз, когда мы упоминаем Вавилон, восклицая, например: "Ну, это полный Вавилон!" - мы имеем в виду, что сталкиваемся с НЕПОНИМАНИЕМ, с ощущением НЕСВОБОДЫ, с рабством. А поскольку каждый сталкивается с этими неприятными вещами по-разному, то и понимание Вавилона получается у всех разным и порою прямо противоположным. В 539 году до нашей эры пал исторический Вавилон, и плененные иудеи отправились в землю обетованную, получив долгожданную свободу. А мы все сидим. О как! Спасибо за внимание! Всем почтение и уважуха. Джа Растафорай! Пока!

РРРОК! РРРОК! РРРОК! ОГНЕННЫЕ СЛОВА!

Я спускался со сцены под смех и овации. Красотка, сидевшая за столиком у самой сцены, подмигнула мне. Два дрэдастых незнакомца активно жестикулировали от стены справа. Я сделал вид, что не замечаю их. Члены жюри подняли бумажки. Четыре. Три. Четыре. Два. У меня тринадцать баллов! Сразу! Ведущий провел сеанс скоростного камлания, и публика, хоть и не прибавила ничего, оставила меня в ранге победителя.

ОГНЕННЫЕ СЛОВА ПОТУХЛИ.

И буквально через пять минут я стал обладателем 300 долларов, а потом на сцену вышли все участники турнира, и был пафосный финал с речами и шутками. Поэты начали бухать водку без закуски прямо на сцене. А в зале уже расчистили стол для участников мероприятия, на котором раскрылась скромная, зато вечная скатерть-самобранка: кислая капустка, присыпанная тмином, маринованный чесночек, соленые огурчики, черный хлеб, селедочка с луком, нарезанная мелкими ломтиками, маринованные помидорчики, черемша и вареная картошечка - рай для алкоголика-чревоугодца. Я слился оттуда так быстро, как смог. Уважаемый член жюри Рас Туман восседал все за тем же столиком, вид у него был довольный-предовольный.

- Поздравляю с поэтическим прорывом! Поэтив вайбрейшн, тык сккыть, - приветствовал он мое появление. - Я тебе четверку выставил!
- Вот деньги - залог за визу, - протянул я ему свой выигрыш. - Только не подведи, Рас Туман, бреддаман!
- Хоть Вавилон и внутри растамана, он его не касается! - сказал недавний член жюри, облизнулся и спрятал три сотни зеленых куда-то в собственную глубь. - А если бы не было Вавилона, у меня не было бы поклонниц, которые моют мне посуду!

РАС ТУМАН ИСПОЛЬЗОВАЛ ТРУД ДОБРОВОЛЬНЫХ НЕВОЛЬНИЦ.
И НЕ ОН ОДИН.

Задерживаться мы не стали. Не хватало еще начать брататься с пьяными поэтами. На улице поднялся ветер, завывала вьюга. Снег сыпался в лицо, как наполеоновские кирасиры на багратионовские флеши. Мы пошли к метро, но решили срезать путь через дворы.

6. Диалог на бегу.

I said fire, fire now, down below.
I said fire, down below.
And the people dem running around.
And the people dem running around.
Burning Spear. Fire Down Below

Сообразив, что до закрытия метро осталось минут пятнадцать, и кое-кто рискует остаться на морозной улице, мы побежали. Тратить деньги на тачку мне не хотелось. Да у меня их и не было. Выхваченные из пасти удачи доллары тут же исчезли в уютном загашнике Раса Тумана. А этот скупой реггей-коммерсант тоже не собирался опаздывать на последний поезд. Мы помчались так, что только ветер в ушах свистел. Мы втопили во всю мощь, и если бы за нами кто-то гнался, мы бы сразу оторвались от преследователей. Но за нами гнались лишь призраки прошлого и тени теней, а от них не убежишь, хоть превратись в Джесси Оуэнса. Свернув за угол, мы нырнули в подворотню и уже чуть медленнее побежали через проходной двор. При этом у нас неожиданно завязался разговор о том, что важнее в реггей - музыкальная техника или смысл текста?

- Будь то даб-саунд, будь то бас-риддим, будь то речитатив или мелодический вокал, это типа прежде всего технологии, - ритмично выдыхал на бегу Рас Туман, - при помощи технологии можно типа выражать смысл.
- Но технология без смысла как червяк без яблока, - пар из моего рта вырастал как ядерный гриб.
- Именно технологиями наши музыканты обладают в наименьшей степени, даже по сравнению с их европейскими коллегами, - Рас Туман бежал сосредоточенно, экономно расходуя силы, стараясь не поскользнуться на заледеневших лужах. - Европейцы технологической стороной дела овладели в совершенстве, зато типа испытывают дефицит смысла.
- Не знаю, как там насчет смысла у европейцев...

Рас Туман одним рывком пересек детскую площадку, в это холодное время года покинутую детьми.

СЛАВА! ДОМОЙ! ОБЕДАТЬ!

В углу одиноко мерзли качели, похожие на пыточные средневековые орудия.

- Конечно, реггей-технологии - штука мощная, пренебрегать ими неразумно, - выдохнул я в свою очередь, перепрыгивая через засыпанную снегом песочницу.

Проходные дворы закончились. Мы выскочили на параллельную улицу, остановились на мгновение, перевели дух.

ТЯЖЕЛО ДЫШИТ ТОТ, КТО ПРИХОДИТ ПОСЛЕДНИМ.

Не теряя больше ни секунды, вновь бросились бежать влево по улице, пересекли проезжую часть, опять свернули за угол.

- О смысле тоже надо думать! - строго выкрикнул Рас Туман. - У современных ямайцев-дансхолльщиков типа начались проблемы со смыслом.
- Да? И какие же?
- То, что реггей-дансхолл стали называть "киллер-мьюзик", причем не в шутку, это типа признак надвинувшегося кризиса стиля и жанра.
- А кто это так называет дансхолл? - удивился я. - По-моему, там другое имеется в виду. Киллер в смысле - хит!

Нам навстречу выехал легковой автомобиль и сверкнул фарами. Тысячи снежинок заблистали в лучах света. "Красиво!" - подумал я и поскользнулся на замерзшей луже.

ОП-ПА! ТРЕНИРОВКА В БАРЬЕРНОМ БЕГЕ!

Рас Туман прибавил скорость и слегка обогнал меня. Он оказался неплохим спринтером.

- Русский реггей - это какой-то исполинский косяк кислотно-опиатного привкуса с грибным дымком, раскуриваемый бородато-дрэдастыми каэспэшниками у костра, в котором сгорают концепты "пазитив вайбрейшн", "бак ту зе руутс" и "айспект энд айнити", - вдруг выпалил я, не успев даже толком осознать, что за околесицу несу.
- Нет смысла порицать первопроходцев за то, что они начали путь вслепую, но почему они остановились во тьме? - Рас Туман чуть притормозил, поравнялся со мной и прямо на бегу изловчился заглянуть мне в глаза, ласково улыбаясь и грозно хмурясь одновременно.

Сзади раздался грохот. Я оглянулся. Давешнюю машину занесло на повороте, и она с разгона налетела на мусорные контейнеры. Вылезал злой водитель. Мы не замедлили бег. Водитель за нами не гнался, а самого себя не обгонишь, будь ты хоть Вилли Девенпортом.

- Поторопимся! - приободрил меня Рас Туман. - Выше поднимем священный факел праведного гнева! Пусть не догонит нас вавилонский мрак!
- Если мы несем этот факел, то почему удираем? - усомнился я и снова чуть не поскользнулся, в последний миг сохранив равновесие. - И от чего мы удираем?
- Прикинь, Ю-Лов, типа мы двое - и весь Вавилон! Силы неравны, а лишь неразумный вступает в неравный бой, - воскликнул Рас Туман, перепрыгивая через сугроб и выскакивая на проезжую часть. - Бежим-ка лучше прямо по дороге!

Зачерпнув ботинками снега, я прыгнул вслед Расу Туману и на мгновение замер рядом с ним. Мы переглянулись и поскакали во весь опор вперед по дороге. Машин на этой узкой улочке в столь поздний час больше не было. Людей, кроме нас, тоже.

ПО НОЧАМ БЕЛЫЕ МЕДВЕДИ ГУЛЯЮТ ПО УЛИЦАМ ТОСКВЫ.
ЭТО ИЗВЕСТНО ВСЕМ.

Где-то вдали завыла милицейская сирена, а может, это были пожарники или скорая помощь.

- Если мы растаманы, то не должны ли мы вступить в бой с Вавилоном? - крикнул я, не сбавляя темпа. - Как же Питер Тош, размахивающий саблей во время исполнения песни "Файя"?
- А как же "Ван Лов Пис Концерт" и Боб Марли, типа прямо во время пения соединяющий руки лидеров двух враждующих партий? - отозвался Рас Туман, который, даже опаздывая на метро в холодной зимней Тоскве, оставался горячим растафарианским романтиком.
- Честно говоря, я потерял нить.... - взмахнув руками, я сумел в очередной раз избежать паления - гололед был что надо. - При чем тут Боб Марли?
- А причем тут типа Питер Тош? - заорал Рас Туман. - Ви джаст нид мор файя, Ю-Лов! Мор мор мор файя, ман!
- Священный огонь праведного гнева - это пламя, которое способно очищать мир от скверны насилия, разбоя, произвола. Растаман - Джа Варриор! - завопил и я, входя в раж и чувствуя небывалый кураж. - Огонь победит холод! Пламя растопит лед!

БЕЖАТЬ ВСЕГДА, БЕЖАТЬ ВЕЗДЕ,
БЕЖАТЬ БЕЗ ЛИШНИХ СЛОВ,
БЕЖАТЬ НА СУШЕ И В ВОДЕ -
ВОТ ЛОЗУНГ БЕГУНОВ!

Мы повернули налево и зарысили по узкому переулку, уводящему вправо. Большая часть пути лежала уже позади нас, но теперь путь шел немного в гору, и бежать стало труднее. К тому же в переулке орудовал уличный сквозняк, тут же швырнувший нам в лица пару охапок острейших ледяных иголок. Мне показалось, что улица осветилась на мгновение вспышкой белого обжигающего пламени.

- Ай! - крикнул Рас Туман. - Какой ветер!
- Это реггей-ураган, - отозвался я, чувствуя, как начинает отмерзать нос.

Ветер притих, словно испугавшись. Мы вылетели из переулка на большую, оживленную ночную улицу. Здесь все еще светились витрины и виднелось немало прохожих. Что заставляет тосквичей шляться по улицам во время вьюг и морозов? Свежий вкус консьюмеризма или старый добрый сплин? Мимо промчались грузовик "Богатырь", легковик "Медведь", рейсовый автобус "Волна", затем показался диковинный, какой-то распухший микроавтобус неясной марки. Впереди возник ярко освещенный вход в метро "Спасо-Андреевская". Рас Туман отчаянно крутанул рукой и со всего размаха растянулся на густо усыпанном снегом обледеневшем тротуаре. Помогая ему подняться, я увидел, как милиционер в зимней куртке, похожий на неповоротливую старую гориллу, изнутри запирает последнюю из четырех дверей.

ВХОД В МЕТРО ПРЕКРАЩАЕТСЯ В ЧАС НОЧИ.

Мы все же опоздали. Мне было жарко. Я расстегнул пальто и тяжело дышал.

- Не помог нам Джа, - ухмыльнулся Рас Туман, отряхиваясь. - Зато типа согрелись.
- Одолжи на тачку, - шмыгнул я отмерзшим носом.

Рас Туман вздохнул, но денег дал. Когда мы снова встретились через пять дней, я стал обладателем паспорта с новенькой голландской визой. Еще через неделю я купил билет и сел в толстый, бокастый "Боинг", предварительно организовав сдачу собственной квартиры на три месяца каким-то американцам и взяв с них денег вперед. На билет ушло чуть меньше половины. Остатки мне предстояло израсходовать уже в Амстердаме. Марафон продолжался. Я быстро летел над землей. Ни Бен Джонсон, ни Карл Льюис не смогли бы меня догнать!

Продолжение здесь

Безусловно, все персонажи вымышлены, а любое совпадение случайно....
И, конечно, мы чтим и уважаем законодательство РФ.
Роман является интеллектуальной собственностью автора и предназначен для ознакомления.
Это значит что ссылку на этот роман просто необходимо разослать всем друзьям для ознакомления. ;-)
Jah Rastafari!

Комфортное офисное кресло для руководителя высшего звена.

Jah Rastafari!  |  Jah Live!  |  Растафари  |  News  |  Audio  |  Video  |  Вест-Индия  |  Мини-магазин  |  Русский реггей
Книга  |  Победа  |  Сказки  |  Академик  |  Адепт  |  Король  |  Мегажурналист  |  Раста-Хронология  |  H.I.M. Quotes   
   Rasta & Reggae  |  Roots Reggae  |  Simba  |  Jah Republic  |  DreadBull  |  Links  |  Русская Страница Живаго Джа   


Рейтинг@Mail.ru