Русская
Страница
Живаго Джа

Jah Rastafari!
Jah Live!
News
Фото
Сказки
Победа
Волшебник

Обратная Связь   
Links

    


Книга
Растафари
Король Поэтов
Адепт Поэзии
Ithiopia
Вест-Индия
Rasta-Культура
Rasta-Хронология
Rasta на Карибах
H.I.M. Quotes
H.I.M. о лидерстве
Marcus Garvey
Наследники Гарви
Мегажурналист

    


Академик
в Аквариуме

Русский реггей
Rasta & Reggae
Roots Reggae
Riddimistical
I Riddims

Calypso
Audio
Video
DreadBull
Jah Republic
Жак Мантэки
Simba Vibration

Markscheider Kunst
Юстас Алексу  
Пушкин-реггей-фест 

 

    

 

   


 

Факты и факты, разные вещи -
это всё куча дерьма, понимаешь?
Нет правды, кроме единой правды,
и это - правда Jah Rastafari.
Боб Марли, 1978 год.

Роман Русский Реггей - читать всем! Захватывающий роман от адепта эстрадной поэзии, основателя Джа Дивижн - читается на одном дыхании и рассказывает о мире отечественного регги (той его части, к которой автор имеет непосредственное отношение) из самого сердца происходящего.

Культура Вест-Индии сквозь призму Растафарианства

Введение

В данном эссе я пытаюсь провести общий культурный анализ ряда важных социальных процессов, постоянно имеющих место во всех слоях общества на Ямайке и в других странах Вест-Индии. Для этого следует сосредоточиться на Растафарианстве, чрезвычайно важном с этой точки зрения.

Социально-экономические теории обычно относят Раста к хаотической составляющей суще-ствующей системы - к маргиналам и изгоям, так как обычно это чёрные, которых нельзя отнести ни к консервативному крестьянству, привязанному к земле, ни к городскому пролетариату, включённо-му в ритм городской жизни. Большинство из них "выпало" из системы ещё в школьные годы. Вче-рашние "курчавые (natty-heads)" стали Раста (natty dreads) - те самые чёрные, которых бранили и осмеивали за то, что их волосы были совершенно не похожи на "прямые" волосы их белых хозяев.

Причина бурного роста и развития Растафари заключается, как будет показано, в определении, которое оно даёт доминирующей культуре общества, продуктом которого является. Растафарианство - это не скоропреходящий культурный выверт и не разновидность местной или международной экзотики, но продукт активной расовой и классовой борьбы, коренящейся в нашем прошлом. К сожалению, далеко не все правильно понимают истинное содержание послания этого движения и его значение. Растафари - первое массовое движение вест-индцев, которые заглянули в себя и задались извечным вопросом: Кто я? или Что я? (Здесь и далее выделение автора - В.) Оно отражает дух гарве-изма на уровне корней и широко распространяется во всех регионах, где живут чёрные вест-индцы. Это отчаянный поиск альтернативной контркультуры, более адекватной нуждам чёрных в наше время.

Уникальность Растафарианства заключается в том, что оно вобрало в себя самые мощные и динамичные проявления пульса Африки, существующие в наши дни на Карибах. Это голос Африки, звучащий на Карибах. Именно это растущее панафриканское и корневое движение Чёрной Власти, и только оно, объединяет сегодня карибских потомков африканских рабов, которые чувствуют необходимость своей идентификации с тем, что они воспринимают как вибрации корней. Такие африканские вибрации несут энергию, ритм и пульсацию, родственные тем, которые чувствовали их африканские предки; они сохранились до наших дней в способности большинства потомков африканцев понимать на подсознательном уровне абстрактный язык африканских барабанных ритмов, подсказывающих им, "что делать" и как выразить свою сущность, свои древние традиции, свою душу, свою Африку. Этот африканский ритм и его живительная сила на Западе продолжает подвергаться угнетению, что, разумеется, оставило на нём свой отпечаток. Растафари - возрождение африканского ривайвализма и спиритуализма и, следовательно, является подлинно массовым движением Африканского Возрождения. Его значение становится ещё нагляднее в общем контексте исторического развития африканских народов на Карибах.

Из мистического культа, возникшего на Ямайке в 30-е годы, Растафари стало важной силой повсюду, где есть вест-индские диаспоры - в Британии и Канаде, в США и на Карибах, вызывая смешанное чувство любопытства и враждебности. Однако, повсюду, в том числе и на Ямайке, люди всё ещё не могут дать исчерпывающего определения Раста. Раста внушают подозрения своей обособленностью, своим явным отделением и отчуждением от остальной части общества. Раста не сходят со страниц как местной, так и "зарубежной" печати. Например, 9 марта 1978г. воскресное приложение к местной газете Daily Gleaner (Sunday Gleaner) опубликовало передовицу об известном "кризисе" в колледже Корнуолл, получившем широкую негативную огласку. Раздор возник из-за "локонов", которые носили дети Растафариан. Статья сообщала, что:

"Одному нечёсаному школьнику велели причесаться или же не появляться в школе. Он отказался, объявив себя Раста. Директор приказал закрыть классы. Около 40 пятиклассников остались без уроков. Половина из них поддержала самозваного Раста. Напряжённость нарастала; ученики ворвались в учительскую, грубо оскорбляли учителей, крали мел и исписывали стены непристойностями; наконец они устроили шумную демонстрацию с плакатами вроде: 'Free Up Rasta'".

В том же 1978г. авиакомпания Air Jamaica и её пассажиры содрогнулись в страхе и ужасе, когда один из пилотов (Раста) шутливо объявил из кабины, что самолёт готов к взлёту "with Dread at the controls". Официальная реакция была настороженной, что лишний раз доказало, что в общественном мнении Раста - это "зло". Никому и в голову не приходило, что Растафарианство может быть реакцией сопротивления злу. Все вели себя так, как будто Раста нарушили все десять Заповедей Божьих. С подобным отношением Раста сталкиваются повсюду - и дома, и за границей.
Ямайская Sunday Gleaner 8 января 1978г. писала:

"Полиция Тринидада начала широкомасштабную охоту за бомбометателями и поджигателями, превратившими нижний Порт-оф-Спэйн в пылающую преисподнюю, причинив ущерб примерно в 30 млн. ямайских долларов и оставив без работы около 800 человек".
Самое интересное заключалось в следующем: "Были сообщения, что с места возгорания поспешно скрылись три человека с локонами... В отношении результатов расследования этих сообщений и призывов к принятию мер против всех носящих локоны полиция сообщила, что такие меры не будут приняты до подтверждения этих сообщений".

Страх, порождённый такой поляризацией, превратил Раста в "ниггеров" даже на их родной Ямайке, где 90 населения чёрные, хотя бы как жареные плоды хлебного дерева (т.е. чёрные только снаружи). Здесь Растаманов всегда остерегались и боялись, им не доверяли и их "товарищи по классу" (крестьяне и пролетариат), и их традиционные классовые враги (чёрная и белая буржуазия). Такая материалистическая и экстровертная культура, как наша, всегда нуждалась в "ниггере" как козле отпущения за все недостатки, с которыми ей не хочется бороться. Таким образом, Раста винили во зле, творимом другими злодеями, и во зле капиталистической системы, продуктом которого они являлись. В Британии Раста до сих пор обвиняют в самых разных вещах - от падения Британской империи до шаткости Британского Содружества и каких-то мифических убийств! Раста стали удобными козлами отпущения в мире зла, чем и пользуются белые капиталисты, которые на самом деле (настоящие Dreads) правят бал (at the control). Сбываются слова растаманской песни: "За границей именем Раста прикрывается хитрая Мангуста", и "лысоголовые" (не-Раста) ведут против Раста пропаганду, чтобы заглушить и дискредитировать их послание и безжалостную критику недостатков общества, наличие которых недвусмысленно подтверждается ростом и распространением движения Раста.

Реакционеры выступают против движения Раста, так как сознание Растамана включает в себя определённый уровень знания и понимания, возникающий из осмысления своего страдания, делающий Раста врагом существующих определений, фальсификаций и "миров" респектабельности и жизненных ценностей среднего класса. Поэтому сознание Раста нельзя поставить с ног на голову или подавить силой, ему неотъемлемо присуще стремление к безостановочному развитию, движению вперёд в поиске самореализации. Движение Чёрной Власти борется за самоутверждение.

Культурный анализ символов

При помощи культурного анализа мы сможем лучше понять и объяснить фундаментальные противоречия и кризисы, с которыми сталкивается сейчас наш народ. Только такой культурный подход даст нам всестороннее видение ситуации. Только на этом уровне полного культурного анализа мы сможем выделить и осознать наиболее общие черты, оставленные нам в наследство эпохой рабства и колониализма.

Культура - это много больше, чем просто экономические взаимоотношения. Существующая социальная, экономическая и политическая нестабильность вкупе с потрясениями в обществе непосредственно обуславливается упомянутым наследием. Но это культурное наследие следует адекватно обобщить.

Рост движения Растафари в прошлом и в настоящее время является отражением определённых фундаментальных исторических сил, действующих в обществе. В процессе эксплуатации чёрных белые всегда говорили об Африке в понятиях, прямо противоположных тем, которые они относили к себе. Африка в этой "белой" системе образов была "тёмным" континентом, населённым человекообезьянами, неспособными создать искусства, науки и другие доказательства своей цивилизованности. Эта система образов была создана именно в то самое время, когда сами европейцы боролись против позорных пятен и "тьмы" собственной средневековой отсталости и застоя. Для оправдания капиталистической системы экономической эксплуатации африканцы были исключены из рода людского, их держали в подчинении при помощи порочной идеологии расизма. Из-за пагубных последствий такого контакта с европейцами перед чёрными сейчас возник вопрос: Что для меня значит Африка? Кто я? Перед чёрными стоит уникальная дилемма, ибо она включает в себя поиск адекватного определения Африки и себя самих - и в сознании, и в действительности.

Культура является результатом действия на людей окружающей среды и созданной ими системы человеческих отношений, она предписывает людям то или иное поведение в противовес какому-то другому. Она выступает в роли адаптивного механизма, с помощью которого человек при-спосабливается к ситуациям, в которых он оказывается. Она служит амортизатором между человеком и средой его обитания, включая в себя блок готовых решений важнейших проблем, стоящих перед людьми, или хотя бы постановку этих вопросов. Она включает в себя все принятые и предписанные стереотипы поведения данного народа. Она является общей совокупностью и структуризирующим фактором всех свойственных народу образов мышления, чувств и действий. В результате культура и народ составляют единое целое. Следовательно, чтобы дать определение народа, нужно определить его культуру, ибо именно она даёт народу его идентичность, а также коллективный и индивидуальный образы самих себя. Такая культура включает в себя изобразительные искусства, музыку, танец, песню и эпос. Но понятие культуры значительно глубже и включает в себя всё социально значимое. По словам известного антрополога Ina Corinne Brown,

"Наша культура - это то, как мы спим, купаемся, одеваемся, едим и работаем. Это наши домашние дела и действия, которые мы совершаем на работе; это то, как мы приобретаем товары и услуги, пишем и отправляем письма, берём такси или садимся в автобус, звоним по телефону, идём в кино или в церковь. Это то, как мы здороваемся с друзьями или обращаемся к незнакомцу, как делаем замечания детям и как они отвечают, что мы считаем плохим или хорошим поведением и вообще что мы считаем добром, а что - злом. Культура - это всё это и ещё тысячи других образов мыслей, чувств и действий, которые кажутся нам настолько естественными и правильными, что нас даже удивляет, как можно видеть это по-другому".

Определяемая таким образом, культура - это всё, что нас окружает, а также важный инструмент познания для тех людей, которые хотят сознавать себя, индивидуально и коллективно. Чтобы познать человека, нужно проникнуть в его культуру, так как именно через неё человек "представляет" и символизирует себя. Один древнегреческий учёный так сформулировал этот универсальный трюизм:

"Но если бы быки (и лошади) и львы имели руки и могли бы ими рисовать, создавая, подобно человеку, изображения, лошади изображали бы богов в виде лошадей, а быки - в виде быков; они изображали бы тела (своих богов) в соответствии с формой, характерной для них самих. Боги Эфиопов (африканцев) - черноволосые со вздёрнутыми носами, а боги фракийцев - рыжеволосые и сероглазые."

(Ксенофан из Колофона, ок. 530г. до н.э.)

Традиционная африканская культура

Раста - прежде всего Африканцы. И лучше всего воспринимать Растафарианство именно в свете африканской культуры с учётом последующего исторического опыта.

Африканская культура тесно связывает африканцев с окружающим их миром и неодолимыми законами природы, среди которой они живут. Их выживание зависело от адаптации к этим законам. Наши предки ощущали себя частью сил природы в такой же степени, в какой эти "силы" (их духовые сущности) были частью их самих. Поэтому они не могли оказывать разрушительное действие на природу, ибо это означало бы саморазрушение. Если они хотели, чтобы природа о них позаботилась, они должны были уважать её целостность и не причинять вреда духам, которые пребывают во всех проявлениях природы.

В те времена их религиозные верования отражали эту органическую связь с окружающим миром и включали (а) верования в анимизм, (b) верования в Бога-Творца и (с) веру в силу рационального ума. Анимизм отражал глубокое уважение и веру в природу; считалось, что все природные объекты обладают жизнью или жизненной силой, или что в них обитают духи. "Дух", или "тайная" сила, вкладывался и в одушевлённую, и в неодушевлённую природу, а человек мог манипулировать им посредством магии. Так, мы видим, что все животные, знакомые африканцам, служили в то или иное время священными тотемами силы, и колдуны (obeahmen) до наших дней используют часть этих древних тотемов в своей "науке" колдовства.

Африканцы отображали себя в произведениях искусства, фольклоре и других символических формах. Африканский фольклор - это, прежде всего, рассказы о животных, отражающие тот факт, что африканцы считали мир очень похожим на лес, в котором человек и животные ведут между собой вечное состязание за выживание. Мир вокруг них включал в себя различия, нехватку тех или иных вещей, неравенство и борьбу. Таковы были ограничивающие факторы, существовавшие между африканцами и природной средой, а также и животными в фольклоре. Всегда находившаяся перед глазами природа и драмы, совершавшиеся в ней, стали основой, на которой африканцы построили свою систему образов и фольклор, красочно и подробно отражавший обычные жизненные ситуации, идеалы и компромиссы. Такая форма искусства давала африканцам эффективные методы символического "представления" их жизни и её восприятия. Для нас она является средством коллективного самоанализа.

Например, животные из сказок народа хауса вели себя так же, как и сами хауса - ходили в гости, играли свадьбы, кормили детей, пряли шерсть, мололи кукурузу, работали в огороде, торговали, скрывались от кредиторов, жили в домах, боролись, мстили и даже отходили в мир иной. Африканцы приписывали животным различные качества и характеристики, основываясь, в первую очередь, на реальных повадках этих животных. Затем африканцы помещали себя (мысленно) в этот животный мир, делая из конкурирующих между собой животных злодеев и героев.

Некоторые животные были настолько хорошо изучены и вызывали такое восхищение, что в представлениях различных племён они стали священными племенными тотемами и их предполагаемыми источниками силы, т.е. богами. Племена часто давали себе имена и моделировали своё поведение по образцу своего тотема, а при помощи определённых священных ритуалов старались принять форму и силу своего племенного или индивидуального тотема.

Отсюда ясно, что для того, чтобы понять природу идеалов такого племени, необходимо лишь понять природу животного (или тотема), представляющего эти идеалы. Используя в качестве племенных тотемов такие коллективные животные-символы, как Лев, африканцы давали понять, какими они видят себя и какими стремятся быть. Символ определял их самые важные ценности и, следовательно, отражал их самые сокровенные чувства, раскрывая общие для народа черты личности и идеалы.

Очевидно, что большинство африканцев идентифицировали себя с теми животными, отношения которых с окружавшей их природой были того же типа, что и у них самих. В мире джунглей жили такие большие и сильные животные, как Лев, Тигр, Слон, Леопард и т.д., и в то же время животные много меньшие. Часть животных была одарена физической силой, другие - хитростью, а третьи обладали смешанными в разных пропорциях качествами добродушия, скорости, предсказуемости и т.п. Перед древними африканцами стояла проблема выбора животного, идеально отражающего положение и стремления африканцев в мире, где царят различия, конкуренция и борьба. Иными словами, если бы африканец имел возможность воплотиться в животном мире, он предпочёл бы явиться в облике своего конкретного тотемного животного.

Многие животные восхищали африканцев, а некоторые даже стали героями, богами и "духами" различных племён. Но даже на этой стадии шла борьба за то, какое животное должно стать наиболее универсальным тотемом различных африканских племён. То есть уже имело место борьба идентичностей. Не существовало единого тотема, способного объединить всех африканцев, так как каждое племя имело собственного. Так началась борьба внутри африканского народа (души) - кто он есть по природе и какие качества ему нужны больше всего для выживания в системе, где один слабее другого.

Братец Ананси как африканский герой: природа Ананси

Африканцы понимали, что поскольку они относительно слабы физически, то одолеть сильных и могучих они могут не силой, но лишь бдительностью сознания. Как и Ананси-паучок, африканцы считали основным ценным человеческим качеством хитрость и бдительность сознания, дающие им возможность приспособиться и выжить в самой неблагоприятной ситуации. Наши предки - африканцы были твёрдо убеждены, что их знания и умственные способности могут выработать для них стратегию выживания. Над человеком, лишённым бдительности сознания, смеялись как над "дурачком (bobo или Quashie)", или говорили про него, что он "глуп как летучая мышь". Таким образом, народная традиция всегда стремилась развивать силы ума, например, употребляя чеснок или другие растительные стимуляторы.

Ананси стал настолько хитёр, что часто притворялся глупцом, чтобы кого-нибудь обмануть. Хитрость и ум давали Ананси столько силы, что он мог победить даже крупных и сильных животных, мог выйти с честью из самой щекотливой ситуации и избежать лап врага, хотя и он иногда "попадался" и был близок к гибели, как, например, в сказках "Смоляное чучело" и "Братец Ананси и три его дочери". Рассказчик часто заканчивал повествование об Ананси следующим образом: "У этого Паука больше мудрости, чем у всех остальных в мире, вместе взятых". Ананси стал даже жаден до мудрости: в одном популярном рассказе он поместил всю мудрость мира в тыквенный сосуд и собирался хранить её только для себя, но когда он полез на дерево, чтобы спрятать сосуд, тот упал и разбился, а мудрость рассеялась по всему миру и среди всех остальных животных.

Критика Ананси в Африке

Ананси был маленький плут и мошенник. Он был мастером психологической войны, африканцы считали его воплощением духа своей расы. Он часто поднимался до "Божественного" статуса, ему часто приписывали сверхъестественное могущество. Хауса даже верили, что тонкие лапки паука стали маленькими солнечными лучами, и что солнце стало пауком, искусно опутывающим своей сетью души смертных. Бого из Западной Африки называли солнце "вороватой ведьмой в центре паучьей сети". Часто Ананси отождествлялся с богом Exuba Elegba, "богом хаоса", забытым африканским Меркурием, "Богом Перекрёстков и Вестником Сил Небесных". Иногда он - Papa Legba.

Даже на этой ранней стадии становления африканского сознания внутри Африканской души уже возник конфликт, так как Паук был не только героем, но и злодеем. Братец Ананси по представлениям самих африканцев не был "идеальным" человеком. Выживание в нём преобладает над верностью, благочестием и правдивостью. Он скорее прагматичен, чем принципиален. Ананси приписывали все наиболее характерные качества, необходимые народу для выживания в то время; они были одновременно плохими и хорошими: хитрость, упорство, жизнелюбие, весёлость, живость духа и мистицизм. Самые отталкивающие качества Ананси были результатом его слабости в мире конкуренции и борьбы за жизненные ресурсы.

Соперники Братца Ананси - Лев

Разумеется, не все древние африканцы подражали Братцу Ананси, так как другие тотемы-идеалы соперничали с последним за звание "героя": змеи, птицы, тигры, аллигаторы и многие другие. Но из всех соперников Паука самым уважаемым был Лев, считавшийся основным альтернативным "идеалом", которому следовали в определённые периоды своей истории многие африканские народы - зулу, кикуйю, маруны, ниабинги, короманти. У хауса вождя часто называли "Лев", "Бык" или "Слон", выражение "сын дикого зверя" считался у мужчин большим комплиментом. Среди тех же хауса Лев был вторым по популярности животным тотемом. Zaika (Лев) обозначал силу и гордость и служил уважительным обращением к вождю.

В этом символическом мире животных - отражающем всё, что происходило внутри африканской культуры - между двумя самыми популярными идеалами или образами Братца Ананси и Братца Льва существовал конфликт. Эти два животных практически всегда противостояли друг другу. В одной сказке хауса именно Лев разорвал на куски кузнеца, а из этих кусков затем появился паук. В другой Лев, а не Ананси, царил на земле до прихода человека. В одной ямайской сказке Братец Тигр (синонимичный Льву) был раньше царём леса, в честь него названо много разных вещей - тигровые лилии, тигровый мотылёк, сказки про Тигра и т.д. Все остальные животные (включая Ананси) признавали его сильнейшим, а Братца Ананси - слабейшим. Братец Пёс объяснял: "Когда Тигр шепчет, деревья слушают. Когда Тигр зол и рычит, деревья дрожат. А когда Ананси шепчет, никто не слушает. Когда он кричит, все смеются". Чтобы сказки леса стали называться "Сказки про Ананси", а не "Сказки про Тигра", Братец Ананси принял вызов Братца Тигра поймать живым Господина Змея. Ананси одержал победу, с помощью лести заманив Змея в ловушку, и тогда сказки стали называться в его честь, и другие животные уже не могли над ним смеяться.

Африканцы в Вест-Индии

Наши африканские предки, которых схватили и увезли в качестве рабов, чтобы работать в созданных белыми плантаторами джунглях капитализма Нового Света, привезли с собой свои традиционные символические образы. Мир Природы и Человека продолжал преследовать их, угрожать и восхищать. Мистерии продолжались. До наших дней многие аспекты природы всё ещё считаются проявлениями деятельности духов или призраков, которыми можно манипулировать методами магии. До наших дней в сознании вестиндских африканцев доминируют образы животных, даже тех, которые не обитают в Вест-Индии. Детям рассказывают про животных в целях воспитания и дома, и в школе; активно занимаются этим Луиза Беннет и другие "старики", знатоки африканского фольклора, связанного с названиями, повадками и поведением животных. Образы животных укоренились в пантомимах. Фольклор чёрных ямайских крестьян повествует о животных и насекомых всех возможных типов, включая и тех, которые не живут на Ямайке, например, тигров и львов. Конечно, чаще всего упоминаются животные низшего и среднего ранга и статуса - крабы, дикие и домашние птицы, коровы, собаки, свиньи, лошади, ослы, кошки, крысы и обезьяны. Этим животным приписываются различные количества силы и позиции в соответствии с их статусом и силой в иерархии борцов за выживание и развитие. Большие животные, такие как тигры, быки и лошади, уважаются больше, им приписывают меньше негативных качеств и стереотипов, связанных с другими, более мелкими животными.

Анансизм как креольская культура

"Креольская" культура - таково название, данное этой культуре, в которой принципы Ананси были наиболее подходящим методом выживания в условиях рабства, основанного в то время, прежде всего, на ограничении возможностей чёрных. Анансизм стал не только повсеместным и общим ответом, ведь чёрных силой заставляли усиливать своё сходство с Ананси, росшее пропорционально интенсивности взваленного на чёрных гнёта. Ананси стал персонажем, или типом личности, "идеально" отражающим тип народного героя африканских крестьян в эпоху рабства и колониализма.

Анансизм, считаю я, отразился и в национальном девизе Ямайки: "Out of Many One People" (Из многих - один народ). Разумеется, Ананси - комбинация многих разных составляющих, зачастую противоречивых. Но на Ямайке нет единства, за исключением объединяющего всех креольского националистического мифа, служащего интересам идеологии правящего класса. Либеральные учёные мужи называют эту систему "плюрализмом". Однако креольский национализм в том виде, в каком он существует на Ямайке, да и повсюду, не слишком силён, глубок или честен, так как не основывается на каком-либо тщательном анализе и понимании своего положения; никому даже не удалось сформулировать само понятие "креольского" национализма. Рекс Неттлфорд, человек из либеральных "верхов", заходит дальше, соглашаясь, что Братец Ананси "выражает основу ямайского духа своими показными признаниями в любви, своей неверной и сильной, смелой, но трусливой манерой обманывать, своей любовью к досугу и соответствующей неприязнью к работе, своей довольно симпатичной подлостью" (см., напр., его книгу R. Nettleford "Caribbean Cultural Identity: the Case of Jamaica. An Essay in Cultural Dynamics", вышедшую в Лос-Анжелесе в 1979 г., а также ряд других работ. - В.). Ананси настолько прочно утвердился в культуре и личности, что его присутствие можно обнаружить во всех слоях общества, независимо от всех расовых, классовых и этнических разграничений, но самый глубокий след он оставил среди африканской бедноты.

Символы, представления и взгляды Раста

Мир Растафарианства (Jahdom) очень символичен. Следовательно, чтобы понять Растафарианство, нужно "проникнуться" этими символами. Только с помощью этих символических представлений действительно можно заглянуть в самое сердце Растафарианства. Эти символы выражают сущность Раста, её мечты. Они передают вибрации Растамана лучше, чем что-либо другое. Символы дают самый непосредственный путь понимания человека через понимание идеалов и стремлений, которые эти символы отражают. Однако символы Раста следует рассматривать в более широком контексте "африканского" традиционного символизма, и вместе с тем символизма белых и вообще среднего класса. Полного понимания Растафарианства со всеми его подтекстами добиться можно, надо лишь поместить его символизм в единый символический мир "африканских понятий" как целого и в контекст истории борьбы нашего народа.

Все основные символы Раста - "священные" символы, символы ужаса или силы, так как Раста объединяет, прежде всего, их поиск энергии, силы, "жизни вечной (Ever-Living-Life)". "Let the Power fall on I (Да снизойдёт ко мне Сила)" - поётся в популярной среди всех Раста песне. Источник силы Раста прослеживается в распространении на Ямайке слова "Ras". Хотя его правильное значение неизвестно большинству тех, кто его употребляет, "Ras!" стало одним из самых крепких бранных слов, сильно задевающим душевные струны тех, кому оно адресовано.

Символические темы и образы Раста идут от наших африканских предков, но зачастую они подверглись сильному влиянию иудейской Библейской традиции, которую прививали Африканской Душе ("I") со времён рабства до наших дней через миссионеров, проповедников и воскресные школы. Ниже перечислены основные символы Раста:

1. Нестриженые волосы ("локоны") - высокоэффективный тотем (или источник) силы. Дред Растамана непосредственно символизирует львиную гриву. Вера в магическую силу не-стриженых волос поддерживается и Библией (история Самсона и Далилы), можно вспомнить и похожие локоны, украшавшие иудейских книжников и даже самого Иисуса Христа.
Нестриженые волосы предписывают также и африканские традиции. Эстебан Монтехо (Este-been Montejo), беглый кубинский раб-африканец, прожил 10 лет в горах, подобно льву - львиногривый, независимый, дерзкий, недоверчивый, склонный к созерцанию, - так он пишет в автобиографии. Однако, покинув своё убежище, он остригся. Сам он так объясняет последовавшую перемену:
"Я странно чувствовал себя, когда с меня сняли всю эту шерсть, мне было ужасно холодно. Это похоже на негров. Я никогда не видел лысого негра - ни одного. Это галисийцы (испанцы - В.) завезли на Кубу моду стричься" ("Автобиография Беглого Раба"). И сейчас на Ямайке можно услышать предупреждение, что "too much hair no suit lily face" - т.е. слабому не стоит стараться выглядеть сильным.
2. Herbes, weed, Marijuana, pot, grass - Cannabis sativa. Это один из самых противоречивых аспектов культуры Раста, так как современные законы ставят это травянистое растение под запрет. Климат и ландшафт Ямайки сделали её родиной одного из самых лучших сортов этого растения.

Первыми ввезли ганджу на остров контрактные индийские рабочие, тогда её использовали при проведении традиционных обрядов. Своей ролью и окружавшим её почтением она напоминала женьшень, ставший у китайцев основным средством традиционной терапии. Они называли её "волшебной травой", "принцем трав" или "духом земли". Даже в Америке конопля была важнейшим колониальным продуктом, из которого делали канаты, одежду, холсты и лечебный чай. Американские индейцы ранее также использовали траву в священных целях, куря на советах Трубку Мира.

Раста объединяет употребление ганджи, которую они используют для курения, приготовления пищи и напитков, нюхают её и применяют при массаже. Для них ганджа - не наркотик, но "священная" трава. Она является настолько важной составляющей их культуры и настолько, по их убеждению, позитивно влияет на человека, что они называют её "травой мудрости" и "духовной плотью" движения. По символическим представлениям Раста, она выросла впервые на могиле Царя Соломона, а своим благотворным эффектом способна "исцелять народы", делая каждого человека открытым для того уровня самопознания, который можно назвать "Жизнью Вечной" (Ever-Living Life).

Эфиопская Сионская Коптская Церковь (ЭСКЦ) (имеющая отделения на Ямайке и в Майами) почитает ганджу как "Св. Причастие" и "духовный стимулятор", связывая с ней библейские, исторические и божественные ассоциации. Библейская рекомендация употреблять ганджу обнаруживается уже на самой первой странице (Бытие 1.29). Для Братии ганджа - это мистическая плоть и кровь "Иисуса", всесожжение Господу, дающее участнику церемонии возможность видеть и чувствовать "Бога Живого" или "Бога в Человеке". ЭСКЦ борется с чиновниками в США и с правительством Ямайки за легализацию ганджи как религиозного атрибута. Подтверждение своего морального права использовать траву они находят и в своём личном опыте, и в книге Бытия, разрешающей употреблять "всякую траву, дающую семя".

Раста с помощью ганджи приобщаются к источнику божественного вдохновения, добиваясь той же степени величия духа и единства с Природой, что и у Моисея, когда тот сидел на вершине горы Синай у купины ("куста горящего"), или у искушаемого Иисуса.

Каждый Растаман в той ли иной степени испытал на себе благотворное действие травы. Они много говорят о нём. Это единственная причина её использования. Начиная употреблять её, новичок может в неё "не поверить" и сопротивляться ей, как сопротивляется вообще всяческим переменам и самопознанию. Он начинает медленно и неуверенно, но затем развивает себя в ней и учится использовать собственные чувства для постижения "горнего". Он учится определять для себя Бога, таким образом развивая свою Душу (I), ибо постоянно развивает в себе способность разрешать жизненные альтернативы в интересах новообретённой в своих чувствах Души. Раста часто указывают, что "Священная" трава лечит, защищает и даёт силу телу, успокаивает ум, обращает его внутрь себя, открывает новые измерения, усиливает интуицию, подымает угнетённый дух, даёт Высшее Знание и связывает со всей Вселенной.

Братия часто говорят: "If you not taken the chalice, you are still at malice, and you will never enter the palace of King Rasta Far I" (Если ты ещё не покурил, ты ещё во злобе и не сможешь войти во Дворец Царя Растафари). Потягивание дыма из трубки объединяет людей, уменьшая таким образом в гетто число конфликтов и случаев применения насилия. Я сам много раз видел ситуации, когда насилие непременно имело бы место, если бы не "спокойное рассуждение", которое даёт трубка.

Небольшое меньшинство Раста не курит трубки, а некоторые не курят и сплиффы. Но это объясняется лишь тем, что их индивидуальные биологические системы "не выносят её", а не тем, что они вообще против этого, что говорило бы об умственной нерасположенности или нежелании подвергаться переменам, искать новые пути или, хотя бы, расширять пути предков, многие из которых уже, увы, исчезли из нашей жизни.

Сила травы определяется её действием и на тело, и на ум; она помогает сохранять биоэнергетическое равновесие людям, страдающим от множества разнообразных стрессов и напряжения. Иначе говоря, она помогает и телу, и уму восстанавливать своё изначальное (Африканское) благое состояние. Эта трава, повышающая уровень сознания, углубляет постижение Братией (1) себя, (2) своих расовых корней, (3) существующего экономического (классового) угнетения и (4) жизни в целом.

Легализация этого растения будет означать прекращение преследования людей, которые для борьбы с современными стрессами и напряжением предпочли травы, испытанные их предками перед современными химикалиями и алкоголем. Это открыло бы путь для широкой и свободной реализации всех возможностей, заложенных в этом растении. Наконец, именно травам, прямо или косвенно, человек обязан своим существованием. Именно "незаконность" употребления ганджи вызывает злоупотребления и мешает людям вырабатывать оптимальные пути её использования.

3. "Слово": Слово - это сила, которая определяется как законы Божии в том виде, в каком они сформулированы в Библии. "В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог..." "Небеса и земля исчезнут, но Слово Моё останется".
4. "Имена": Имя, которое выбирает себе каждый Раста, символизирует то, в чём нам было отказано - нашу утерянную Африку: Силу, самоуважение, I-ness (высшую индивидуальность). Имена типа "Bull", "Sata", "Sons of Negus" или просто "Natty" - способы позитивного самоутверждения.
5. "Герои". Все герои Раста - тотемы силы: Хаиле Селассие, Мау Мау, Маркус Гарви, Патрис Лумумба, Стокли Кармайкл, Кваме Нкрума, маруны, Пол Богль и многие другие. Местные антигерои Раста - "лжепророки" (политики в духе Ананси) и "лысоголовые" министры, вводящие народ в заблуждение, говоря, что всё дело в том, что на Ямайке сегодня не хватает "веры в Бога" или "любви" в сердцах. Международные злодеи - империалисты, как современные, вроде США и Англии, так и древние, такие как Римско-Католическая Церковь. Именно папа римский, говорят Раста, благословил войска своего соотечественника Муссолини на "злую" миссию завоевания Эфиопии в 1935г.
6. Африканский Лев. Во всех своих аспектах и их общей сумме Лев - высший международный тотем силы со своим могучим рёвом, гривой, сильным телом, умом и прочими качествами. Лев также часто упоминается в Библии, от Бытия (через Псалмы) до Откровения. Лев всегда вызовом, брошенным смелости человека. Один из 12 подвигов Геракла - убийство Немейского льва. Самсон, согласно Библии, убил льва голыми руками. В Древней Греции "Лео-Лев" заслужил титул Царя Зверей. Римляне также считали его символом римской доблести, власти и почтения. Известная римская повесть об "Андрокле и льве" изображает последнего очень похожим на человека, одновременно добрым и ужасным.

Лев представляет собой международный символ тех наиболее "древних" качеств, которые всегда ценились человеком. Все народы провозгласили его Царём и универсальным образчи-ком целостности и силы природы - чёрные и белые, богатые и бедные. В 1930г. британское Адмиралтейство опубликовало книгу "Флаги народов мира". Из неё видно, что Лев - самый популярный животный тотем, фигурирующий на гербах, флагах и официальных знаках различия самых разных стран - от Британии и Британской империи (Канада и Индия) до Болгарии, Чехословакии, Латвии, Нидерландов, Норвегии, Персии, Румынии, Испании и Африки (Кения, Южная Родезия, Эфиопия). Будучи повсеместным символом или идеалом, Лев наиболее распространён в Африке и Третьем мире - Борнео, Иране, Индии. В Северной Индии Лев был Царём Зверей (а Шакал - его министром).

Растафарианство и возрождение африканского леонизма

В то время как Ананси стал неофициальным национальным героем афро-ямайской бедноты, Раста стали первыми карибскими Африканцами, оторвавшимися от этой традиции и старающимися развивать альтернативную контркультуру и довольно самобытную философию. В ямайском фольклоре Братец Ананси описывается как "маленький лысый человечек с тонким голоском, лебезящий перед теми, кто сильнее его". Раста - это просто те чёрные, которые устали играть эту роль "лысоголовых ананси".

Итак, Раста предпочли в качестве альтернативного идеала образ африканского льва. Лев символизирует возвращение в Африку - возврат к чёрной самобытности, чёрной созидательности и идеалам "Вечной Жизни". Он символизирует возрождение Древних Африканских вибраций, идеалов и самовосприятия. Лев стал символом этой реальной духовной силы, выражающейся в сознании "I" или Африканской души. Африканский лев символизирует часть тех же идеалов и стремлений чёрных, которые когда-то олицетворял Ананси, но лев - более подходящий идеал для народа, шествующего воинственным маршем прямо к полной и окончательной самореализации и самоидентификации.

При подробном исследовании Раста становится ясно, что всеприсутствующим символом движения на самом деле является лев с дредом. Дред Раста - символическая реинкарнация или подражание Льву в человеческом облике как на физическом, так и на духовном плане. Во всех бесчисленных разновидностях своего внешнего вида Раста сохраняют облик, власть, силу и бесстрашие, приходящие с отождествлением себя со львом, несмотря на всё то, что века лишало "I" его естественного человеческого выражения. Но это - лишь символический уровень.

Леонизм - даже больше, чем Хаиле Селассие, которого называют "Победительный Лев Иудейский" (см. пророка Исайю - В.) или "человек-лев с Горы Сион". Внешний облик льва укоренился в сознании Раста даже прочнее, чем образ Императора - лев всё чаще и чаще открыто признаётся носителем идеалов и сущности движения Раста. Даже у не-Растафарианской части населения Ямайки львы непосредственно стали ассоциироваться с Раста. После свержения Императора Эфиопии с Трона военной хунтой 13 сентября 1974г. тотем Льва (сам по себе) приобрёл ещё большее значение. Некоторые группы Раста зарабатывают деньги продажей всевозможных изображений льва. На Ямайке Лев словно бы проснулся и вырвался из своей клетки, и теперь весь народ ждёт, что он нанесёт удар. Свободный дух Льва здесь словно витает всюду. На самом деле в этом отразился спонтанный взрыв ожиданий мистических вспышек насилия на Ямайке в момент, когда четыре семёрки "столкнутся" или "встретятся", т.е. 7.07.1977. Народ приписывал это предсказание Гарви, и правительство приняло его настолько всерьёз, что в ожидании этого "столкновения" (нападения Льва!) мобилизовало армию. Продолжают ходить слухи, что именно лев в один прекрасный день зажжёт "пламя Наябинги" на Ямайке.

Изображение Льва украшает дискотеки Раста, их жилища, студии звукозаписи и музыкальные магазины, машины, афиши и вообще произведения искусства. Он всегда находится на переднем плане сознания Раста. Раста поют о льве как о повседневной реальности своей жизни. Лев соседствует с изображением Императора или даже занимает его место как тотем силы Его Императорского Величества Хаиле Селассие. Такие "ортодоксальные" Раста, как 12 Колен Израиля, и даже Теократическое Правительство Хаиле Селассие I, возглавляемое Jah Lloyd, используют Льва как вдохновляющий символ. Ассоциация Движение Растафари, возглавляемая Gil Tucker, издаёт журнал Rasta Voice, используя для него Льва в качестве логотипа.

Хаиле Селассие в Своей личности и фазах Своей жизни проявлял некоторые качества, делавшие Его ярким примером Раста-Льва. Сам Хаиле Селассие считал Африканского Льва обладателем более высокой, чем у Него, духовной силы, а также и абстрактным, и конкретным символом идеалов народов Африки. Поэтому Хаиле Селассие старался объединить свою власть и дух с властью и духом Льва. Вход в Его дворец охраняли огромные статуи львов, сам Он гордился, что у Него есть ручные львы. Среди Раста бытовало множество рассказов о львах, свободно разгуливавших и рычавших вокруг дворца Его Величества. Джозеф Оуэнс в своей книге Dread замечает, что "Раста даже вывели теологию льва и агнца, считая, что агнца, упоминаемого в книге Откровения, теперь сменил лев как более адекватный символ Мессии" (стр.123). Но Оуэнс не стал развивать и углублять эту тему.

В свете важности для Раста образа Льва следует рассматривать Хаиле Селассие I как часть более широкой и более глобальной философии леонизма, как "жреца" духовной силы Льва, в своей конкретной индивидуальной форме обладающего отчасти этой духовной силой.

Пути к "Раста"

На данный момент имеется несколько различных определений того, что значит быть Раста-Львом и того, что это в себя включает. Эти часто противоречащие друг другу определения отражены в сознании самих Раста, выражаясь также и в различиях в поведении и стиле их жизни. Аналогично пристальному вниманию Растамана к различным "степеням" и "качествам" травы, имеет место сознание и чувствительность к различным "уровням" чувств и бытия, а также понимание таких вещей, как "вибрации", "проникновений (penetrations)", "возвышенного (heights)", "уровней", "движения" и "ранга (ranking)". Однако помимо этого знания приходит постепенно понимание высшего выражения идеи, т.е. идеала.

Таким образом, в мире Раста существуют уровни и ранги, каждый из которых привносит собственное ограниченное определение самого себя и Раста. Каждый ранг определяет себя в зависимости от конкретной стадии, на которой он находится, общего движения вперёд к раскрытию "сущности", которая "выше, чем отдельный человек (higher than I)" и всегда существует вне индивидуальных (I) ограничений. Следовательно, самое "глубокое (penetrating)" определение Раста должно рассматривать человека (I) с "высот" или, иными словами, с точки зрения сущности движения Раста - с высоты его высшего и логического выражения.

Выживание чёрных на Карибах вызвало к жизни культурные "схемы (webs)", или "линии", или "уловки (rackets)", состоящие из трёх основных ингредиентов, которые постепенно стали основ-ными ингредиентами карибского человека-Ананси. Это:

1. Анансизм
2. Иудео-христианство
3. Вибрации Африканских корней.

Большинство Раста стремится стать львами, стараясь объединить и использовать все эти элементы как средства для выживания и прогресса. Но некоторые из этих факторов перестали быть источниками силы, превратившись в оковы. Анансизм и иудео-христианство - замкнутые системы, и, как таковые, вместе и по отдельности сдерживают развитие и выражение более благотворных Африканских вибраций. Несмотря на это, именно в этой угнетённой сфере вибрации изначальных африканских корней находится неиссякаемый источник подлинного Леонизма.

Итак, возврат к Леонизму означает разрушение или преодоление основных составляющих унаследованной нами личности, т.е. наложившихся на неё качеств раба. На индивидуальном уровне это означает, что в каждом Растамане идёт постоянная борьба с ограничениями, исторически наложившимися на "I" (на Изначальные Африканские Вибрации) анансизмом и иудео-христианскими библейскими учениями. Движение к идеалу Раста может означать лишь возврат к примату африканских вибраций. Львы - это те, кто знают Бога в форме проявления силы "I".

Почти все чёрные, называющие себя Раста, выражают, главным образом, лишь стремление и эмоциональное ощущение. Почти все они не находятся на каком-либо систематическом пути к Идеалу Льва. Многие считают внешнюю символику эквивалентом реализации самого идеала, хотя она - лишь вспомогательное средство в отчаянной попытке убедить себя и остальных в том, что они суть чёрные, подобные львам. Но ведь льву, чтобы быть львом, не нужно носить маску льва.

Анансизм в Растафарианстве

Ананси, только что начавшие процесс превращения во львов, надевают маску льва, но по повадкам могут в основном еще оставаться ананси. Все Раста вышли из этой традиции Ананси и могут долго оставаться под её влиянием, даже осознавая это и восставая против этого внутри себя. Можно утверждать, что пока Раста с экономической точки зрения остаются группой маргиналов, выживание будет заставлять их "суетиться", драться и придумывать "линии" и "уловки" всех мастей.

На этой стадии маска Льва - лишь ещё одна уловка Ананси, но для других она символизирует более глубокий разрыв с прошлым, и в этом качестве аналогична "крещению". Она отражает психологическую склонность, постепенно превращающуюся в готовность, меняться и двигаться вперёд.

Влияние Ананси на движение отражается в некоторых специфических чертах, присущих Раста. Например, манера разговора Раста - отражение манеры Ананси. Ананси всегда любил "блеснуть красноречием (mouthing)" - менять язык и манеру речи, говорить иносказаниями, изменять ударения и произношение, искажать старые формы и производить от них новые, говорить загадками и гиперболизировать, искусно пользоваться недомолвками и двусмысленностями. Ананси использует слова как оружие или средства в борьбе за выживание.

Манера речи Ананси - источник многих слов патуа. Через него они вошли в речь. При помощи этой техники Раста исподволь выработали полунезависимую систему устного общения, отражающую не только их маргинальность и бунтарский характер, но и их углубляющуюся веру в главенствующую роль "I".

Иудео-христианские составляющие Растафарианства

Символизм и мистицизм Раста в своей основе имеет иудейское происхождение, так как чёрные сильно "подсели (cocained)" на иудео-христианскую религию через "Святое Писание". Поскольку слова считались носителями силы, чёрные приняли силу того единственного Слова, которое было им доступно. Библия была единственной книгой, которую чёрным разрешали читать во времена рабства, так как она учила их покорности и поддерживала в них Ананси.

На Раста, как и на других чёрных, Библейская традиция повлияла сильно. Многие из них так сильно "прикипели душой" к Библии, что стали воспринимать библейскую традицию как свою изначальную, в подтверждение чего приводили библейские стихи, показывавшие, что все библейские патриархи и даже Сам Иисус Христос были "чёрными". Многие из таких "Ортодоксальных" или "Теократических" Раста стали даже считать себя "истинными евреями", а некоторые даже называли себя "Рассеянным Израилем" или "12-ю Коленами Израиля". Они приводили библейские стихи, говорившие о временах, "когда благословение Израиля перешло от древних иудеев из Халдеи к Эфиопам".

Такие ортодоксальные Раста считают Эфиопию (Африку) "Сионом" или "Selah", Атлантический океан - рекой Иордан, Ямайку (и весь Западный Мир) - Вавилоном или "долиной Иосафата", Хаиле Селассие - Иеговой или "Львом Иудейским" (а не Львом Африки! Раста африканизируют имя Иуды (Judah), просто игнорируя последнюю h, произнося "Juda").

Для "Ортодоксальных" или "Теократических" Раста Хаиле Селассие стал чёрным Мессией, или избавителем. На раннем ямайском ("Jew-maican") периоде развития Растафари было движением мессианским, связывавшим свои надежды на избавление со своей "Репатриацией" обратно в Эфиопию, где они могли бы поклоняться своему чёрному "Иегове" - Хаиле Селассие. В своём расовом достоинстве, внушённом им Гарви, Раста перенесли Рай с неба в Эфиопию, а Христос-избавитель принял вид невысокого бородатого эфиопа, потомка мудрейшего и мужественнейшего библейского патриарха - Царя Соломона.

Львиный образ Императора сформировался в ходе затеянных Им военных реформ, а также вследствие Его воинственности и жёсткого руководства армией во время итало-эфиопской войны в 30-е годы, в которой погибло около 275 тысяч эфиопов и ещё 78 тысяч погибло за недолгое время оккупации страны Муссолини. Хаиле Селассие прославлялся чёрными всего мира как непобедимый лев, сокрушивший архизлодея Муссолини.

Эфиопская Православная Церковь (точнее, ее западное крыло - В.) и ортодоксальные Раста открыто провозгласили Хаиле Селассие "вернувшимся Мессией", Царём всех африканских Царей и потомком Давида. Ковчег Завета, говорят они, находится в Его соборе в Аксуме. Их заявление от 1968г. гласит:

"Каждый Растаман признаёт Его Императорское Величество Хаиле Селассие I как Мессию, как единственного посредника между Богом и человеком и как инкарнацию Христа... Наша вера зиждется на знании Писания, можно процитировать много библейских стихов, которые поддерживают эту веру и концепцию Божественности Его Императорского Величества. Он - 225-я инкарнация Соломона... Он - Чёрный Христос нашей эры."

"Объединённые Православные" Раста, возникшая 7 лет назад община Братии на Marcus Garvey Drive в Кингстоне, показывает, до какой степени Раста могут быть привержены учению Библии. Но хотя оно и помогало им выживать и бороться все эти годы, оно несомненно стало теперь основным тормозом на их движении дальше к идеалу Раста. Философия Объединённых Православных основывается на строении человеческого тела, их "герб" - "Пять Н (The Five H)", которыми обладает человек. Первое Н - голова (Head); её нужно сделать "Святой (Holy)" с помощью Библии, которую Brother Mac из Объединённых Православных определяет как "свод законов" или "образец". Второе Н - рука(Hand), которая должна быть искусна (handy) во владении инструментами ремёсел; третье Н - сердце(Heart), которое нужно сделать счастливым (Happy), ибо оно - дом(Home) души(I); четвёртое Н - бедро(Hip), которое как физический центр и перекрёсток тела следует держать здоровым (healthy) с помощью таких физических упражнений, которые заключают в себе ритм и дают максимальную свободу телу; пятое Н - пятка(Heel), которая должна быть вынослива (hardy), чтобы обеспечивать равновесие, скорость и "опору (foundations)".

Библия отчасти держит Братию в плену древних суеверий, таким образом мешая им воспринимать реалии современной жизни. Именно для этого и давали читать Библию рабам. Brother Mac верит даже, что он настоящая реинкарнация Давида, о котором говорится в Библии, ибо он не только носит в этой жизни это имя (заслуга его матери, разумеется!), но, подобно древнему Давиду, имеет шесть жён и шесть детей, причём это получилось само по себе! Uncle Harry, человек тех же ортодоксальных убеждений, непоколебимо уверен в том, что он реинкарнация "Филиппа библейского", выполняющая в наши дни на земле роль Филиппа. Эти Раста почитают число 5 за мистическое или "ключевое" число, поскольку мы живём в эпоху "Пятого Царства", у человека пять пальцев, многие из важнейших событий, связанных с Его Императорским Величеством, имеют отношение к пятёрке - например, Он родился 5-го числа 5-го месяца, и т.д.

Некоторые из этих Раста свидетельствовали о чудесах, происходивших во время визита Его Величества на Ямайку в 1970г. (? датировка автора статьи - В.); например, рассказывали об од-ной женщине, которая в аэропорту запуталась в колючей проволоке (вероятно, в спешке зацепившись за неё одеждой!), или о том, как менялась погода, когда Его Величество вышел из самолёта. Весь этот жёсткий упор на Библию неизбежно приводил к мистическому мировосприятию, так как Библия призывает человека повернуться спиной к реальности. Те из братии Раста, которые, сидя на своих холмах, пытаются контролировать гром и молнию, также погрязли в этом библейском мистицизме. Неудивительно, что ортодоксальные Раста вроде Brother Mac и Uncle Harry игнорируют реальные факты жизни Императора и считают вопреки фактам Е.И.В. Хаиле Селассие "высочайшим моральным авторитетом в мире".

Отождествление с евреями является результатом экономического культурного империализма, так как только эта причина могла побудить африканцев добровольно променять свою древнюю африканскую идентичность на иудейскую. Наши былые правители и их христианские союзники сделали всё, что могли, чтобы внедрить в наши умы свою религию, и чем успешнее шло это иудейское промывание мозгов, тем больше Африканских Вибраций пряталось в подсознание, ибо христианская традиция всегда боролась против сохранения и следования африканским обычаям и традициям, которые христиане почитали "дикарскими", "варварскими" или "нецивилизованными". Их считали слишком неуравновешенными, слишком "горячими", слишком дьявольскими. Сюда же относится и традиционное Африканское понятие Бога, верой и правдой служившее африканцам за тысячи лет до того, как пришёл белый человек и обратил нас в иудео-христианскую религию - понятие, дававшее нам более "цивилизованное" определение человека в его связи с окружающей вселенной.

Возникновение и развитие среди Братии Растафари сознания Льва возникло из конфликта между иудейским определением Бога (как оно дано в Библии) и древним африканским определением Бога, которое вспоминают или воскрешают некоторые из Братии. Раста - не первые чёрные бунтари, погрузившиеся, не осознавая этого, в религию. Например, Маркус Гарви в своём бунте против "Системы" во главу угла ставил понятие Верховного Бога, но в своей попытке создать новую религию он использовал всё те же белые ортодоксальные определения Бога, хотя и пытался изменить их, просто перекрасив в чёрный цвет. Африканская Православная Церковь Гарви проповедовала на деле всё ту же белую религию, лишь действующие лица (Бог, ангелы и т.д.) были покрашены сверху чёрным. Основные же догмы остались. Но это было лишь начало. С временным упадком гарвеизма после 1930г. отчаяние Чёрных перешло к Движению Раста, так как многие первые Раста были прежде гарвеитами, бедвардитами и их детьми.

Вибрации Африканского происхождения

Понятие "I", занимающее важное место в сознании и языке Раста, отражает именно эту изначальную африканскую личность. "Раста" или "Рас" - понятие позитивное, это идеал, первоисточник, связь с Африкой, сущность чёрного человека; это идеальное воплощение Чёрного Становления и Чёрного Возвращения. Раста - это изначальная Вибрация африканского духа, борющаяся за прогресс, самовыражение и самоутверждение. "I" - это море свободной (но скрытой) энергии, и самопознание "I" идёт только через рост, обнаружение и мобилизацию этой энергии.

В сознании Раста как африканцев всё ещё доминируют вибрирующие древние образы и идеалы полузабытого (точнее, полуприпомненного) африканского прошлого, однако они подверглись сильному искажению и угнетению под влиянием проделанного расстояния, а также бедности и отсталости, которые культивировались на плантациях, фабриках и гетто все 300 лет белого господства. Особенно тяжело пришлось духу чёрного народа, которому приходится теперь избавляться от гнета порабощения. Именно на этом уровне и связана энергия чёрного народа - заблокирована изнутри вследствие ограничений, налагавшихся извне. Это коллективные узы, которые надлежит порвать. Этот дух и эти древние вибрации, глубоко скрытые, можно всё же воскресить на пути внутрь себя, и каждый подлинный Растаман узнаёт это через раскрывающиеся в нём ритмы его продвижения вперёд.

Раста, в отличие от любой другой части населения Ямайки, сознательно культивируют эти Вибрации Африканских Корней. Некоторые Африканские Православные (Раста) доводят этот процесс до того, что объявляют себя "Эфиопами" и размахивают эфиопским флагом. Некоторые называют себя "Африканцами" вообще, тогда как другие причисляют себя к конкретным африканским племенам, например "Орден Наябинги". Слово "Наябинги" стало синонимом собрания Братии Раста, где они поют, бьют в барабаны и пируют, стремясь к высокому духовному уровню наших Предков. Раста весьма близки к этим изначальным Африканским Вибрациям, ибо они - чёрные крестьяне и рабочие - Дети Африки.

Ритмическую основу Раста составляют "Африканские" барабаны (Кумина) и различные "Африканские" культурные и философские идеи. Раста придерживаются философии "натурализма", которая отражает идеальные взаимоотношения, существовавшие между древними африканцами и окружавшей их природной средой. Дети традиций крестьянства, Раста продолжают верить, как и их предки, в единый природный мир, населённый разнообразными элементами и силами, неразрывно связанными друг с другом. Вера Раста в реинкарнацию отражает, хотя и несколько грубо, тот факт, что одни элементы природы превращаются в другие. Однако, говоря о реинкарнации, Раста-Ананси превращают этот совершенно научный принцип в мистический, выдвигая самые невероятные объяснения существующих фактов. Правильно понятая (overstood), реинкарнация выражает научный принцип наличия циклических связей в Природе.

Стойкая приверженность Раста к пище "Ital" (натуральной), их упор на "физическую культуру тела", использование ими трав, включая вдыхание травяного дыма через воду в кальяне (чилиме) или трубке chalice, табу на свинину - все это свидетельствует об Универсальном сознании Братии и их стремлении к максимально возможному приближению к Вечной Жизни (Ever-Living Life) и духовному бытию.

Изначальные Вибрации Африканской Молодёжи можно снова вызвать к жизни посредством сознательного использования травы. Она создаёт гармонию, возвращая личность (self) в сферу действия энергии "I". Она помогает удерживать мою личность под контролем моей самой истинной сущности. Она высвобождает поток энергии тела, давая духу ("I") панораму горних высот множества замечательных возможностей; всем Раста знакома это действие мощного источника энергии на их умы и тела, возвращающего их к их истинному происхождению и потенциалу, и всё это происходит через множество сложных процессов, взаимосвязей и подвижек (movements). В воображении Раста, становящемся наконец первоисточником его перерождения, вновь загорается неугасимое пламя изначальных вибраций, которое дотоле дремало где-то глубоко. Именно эти реверберации далёких "корневых" звуков, запахов, стремлений и воспоминаний удержали его от окончательного и бесповоротного превращения в Ананси. Но спасительная мудрость Ананси глубоко заронила в него идею своей божественности и силы - "я маленький, но очень сильный (talla-wa)".

В этом продвинутом состоянии Высокого (High или I) сознания Раста способен лучше понимать самого себя и свои связи с окружающим миром; ему становится легче освободиться от исторически наложившихся приоритетов. По ходу развития его сознания или образного мышления при помощи рефлексии и медитации он становится более беспристрастен, ибо по мере того, как он познаёт себя, погружаясь всё глубже и глубже в свою истинную сущность (I), в этот богатый источник энергии, он открывает, что у него есть голос и есть сердце, и что теперь слова уст его обретают новый вес, присущий только Духу (I). Я видел достаточно, чтобы убедиться, что только это путешествие к своим корням может воскресить такие утерянные аспекты нашей естественной культуры, как голос, ритм и способность к творчеству. Трава, употребляемая Раста, помогает им вновь возжечь Изначальные Африканские Вибрации, способствуя разрушению духовных и физических камней преткновения, поддерживающих нашу бездуховность. Мулаты и "белые" Раста лишь отзываются на Африканские Вибрации в своих культурных системах, а потому не следует отделять их от других Раста.

По мере того, как Растаман работает с травой, используя своё бытие и чувства для определения градиента своего движения вперёд, он узнаёт, что есть Добро для Души (I) и так познаёт эту Душу. Он включает это новое сознание в свою физическую структуру. Новые измерения и изначальные вибрации его бытия при этом реализуются вновь, восстанавливая естественную циркуляцию. Это даёт твёрдую почву для развития сознания до таких высот, когда приходит понимание некоторых сложных аспектов взаимодействия сознания и тела. Если человек преуспел в возвращении к своей сущности, он вышел на подсознательный пласт первобытной энергии и творческих способностей, связывающий "I" с Африкой и Вселенной. Неудивительно, что не имеющая специального образования творческая интеллигенция Раста (поэты, писатели, художники, музыканты и т.д.) безошибочно идёт Африканскими путями, хотя они слишком бедны, чтобы выехать куда-то со своего двора, тем более в Африку, чтобы поучиться "африканскому" искусству. Африка всегда пребывает в детях своих, возникая с развитием Духа (I).

Итак, Растафарианство - это индивидуальное или коллективное движение за обретение чёрными твёрдого статуса в колониальном обществе, но этот статус следует определять не только в экономических, но и в гуманитарных терминах. В каждой общине Раста и в каждом из них идёт борьба за возвращения чувства человеческого и расового достоинства, которое общество издавна пыталось уничтожить, исказить или отвергнуть. Эта борьба за признание и статус идёт, прежде всего, на индивидуальном уровне, хотя её следует вести и на уровне коллективном. Этот акцент отличает Раста даже от "радикального" пролетариата. Раста, парии "Общества", лишённые им человеческого достоинства, обратились к альтернативным методам восприятия себя как "Человеков" и "истинного наро-да", как людей, имеющих те же плоть, кровь и чувства, что и все остальные люди, а потому столь же заслуживающих уважения.

Раста как таковые - наиболее последовательные последователи гарвеизма, это гарвеизм, сделавший ещё один шаг к восстановлению в себе "утраченной" Африки, которую стремился восстанавливать Гарви. Гарви удалось помочь чёрным ближе подойти к Африке, скрытой в виде далёких воспоминаний глубоко в подсознании. Эти воспоминания, вспышки и вибрации Леонизма поддерживают заблудший Дух (I) на его одиноком пути домой, где он обретёт то, что ему принадлежит и то, что для него чрезвычайно важно.

Деннис Форсайт
Dennis Forsythe, Caribbean Quarterly, Dec. 1980
Перевод: DreadBull, 1998

Jah Rastafari!  |  Jah Live!  |  Растафари  |  News  |  Audio  |  Video  |  Вест-Индия  |  Мини-магазин  |  Русский реггей
Книга  |  Победа  |  Сказки  |  Академик  |  Адепт  |  Король  |  Мегажурналист  |  Раста-Хронология  |  H.I.M. Quotes   
   Rasta & Reggae  |  Roots Reggae  |  Simba  |  Jah Republic  |  DreadBull  |  Links  |  Русская Страница Живаго Джа   


Рейтинг@Mail.ru