Русская
Страница
Живаго Джа

Jah Rastafari!
Jah Live!
News
Фото
Сказки
Победа
Волшебник

Обратная Связь   
Links

    


Книга
Растафари
Король Поэтов
Адепт Поэзии
Ithiopia
Вест-Индия
Rasta-Культура
Rasta-Хронология
Rasta на Карибах
H.I.M. Quotes
H.I.M. о лидерстве
Marcus Garvey
Наследники Гарви
Мегажурналист

    


Академик
в Аквариуме

Русский реггей
Rasta & Reggae
Roots Reggae
Riddimistical
I Riddims

Calypso
Audio
Video
DreadBull
Jah Republic
Жак Мантэки
Simba Vibration

Markscheider Kunst
Юстас Алексу  
Пушкин-реггей-фест 

 

    

 

   


 

Факты и факты, разные вещи -
это всё куча дерьма, понимаешь?
Нет правды, кроме единой правды,
и это - правда Jah Rastafari.
Боб Марли, 1978 год.

Роман Русский Реггей - читать всем! Захватывающий роман от адепта эстрадной поэзии, основателя Джа Дивижн - читается на одном дыхании и рассказывает о мире отечественного регги (той его части, к которой автор имеет непосредственное отношение) из самого сердца происходящего.

Растафарианство на Восточных Карибах

Введение

Когда Уолтеру Родни в октябре 1968г. запретили проповедовать среди его братьев и сестёр на Ямайке, все Карибы были охвачены волной народного негодования. Одним из региональных центров возникновения и распространения идей стал университетский городок в Моне; эти идеи, связанные с расовой гордостью чёрных и уважительным к ним отношением, занимали важное место в дискуссиях того времени. В Университете возникла группа студентов, занимавшихся распространением идей Чёрной власти и сыгравших важную роль в акциях протеста против британского вторжения на Ангиллу и проявлений расизма в Канаде, особенно после ареста карибских студентов в монреальском университете сэра Джорджа Уильямса1. Мир оценил значимость этого антирасистского и антикапиталистического политического направления, когда молодёжь и безработные Тринидада в 1970г. подняли бунт, недовольные существующим режимом. Спонтанный протест вылился в форму массовых демонстраций чернокожих, парализовавших государство; но рабочим и безработным Тринаго (Тринидада-и-Тобаго - В.) удалось избежать кровопролития, столь харак-терного для подобных ситуаций в слаборазвитых странах, так как солдаты, вместо того, чтобы стрелять по демонстрантам, примкнули к ним.

Лидеры популярного движения Чёрной власти не смогли слить свой спонтанный протест с организованной деятельностью рабочего класса и фермеров, что несколько ограничило возможности применения их философии. Лидеры Общенационального Координационного Комитета Тринаго пытались действовать совместно с профсоюзами, но поскольку в основе их идеологии лежал расовый вопрос, им не хватало понимания вопроса классового, а также специфики положения индейских и африканских рабочих, и Чёрная власть как идеология здесь была лишена будущего. Это особенно ярко проявилось, когда некоторые лидеры движения выразили открытое неприятие научных идей, в то время как государство стало арестовывать и преследовать молодёжь, используя программу примирения - т.н. "Special Works" - для дезорганизации и подавления активности безработной части движения. Опыт Общенационального Координационного Комитета и Национального Союза Борцов за Свободу привёл к пересмотру внеклассового понятия расы, возникла и стала набирать силу новая расстановка политических групп, искавших ответы на жгучие вопросы, стоявшие перед народом. В Тринидаде возникли Моко, Движение Новое Начинание, Союз Революционных Организаций и др.; на Наветренных островах - Группы Форум; в Антигуа - Афро-Карибское Движение Освобождения; в Белизе - Amadala; в Гайане - Ratoon. Рост этих народно-демократических организаций знаменовал собой новый поворотный момент, однако неудача, постигшая некоторые из этих групп в попытке увязать их деятельность и историческую специфику с искажённым и неоднородным развитием пролетарских масс, привела к распространению среди молодёжи движения Растафари.

Социальным бичом островов Карибского моря всегда был высокий уровень безработицы. Обычно он оценивается в 30, 40 и даже 50 . Безработные были питательной средой для развития люмпен-пролетариата, но молодёжь с презрением отвергала гонку за ложными ценностями капитализма. На печальном примере ямайских люмпенов они видели, как политики и государство могут портить жизнь молодёжи, искушая инертных членов общества и вооружая люмпенов, терроризировавших общество. Важно, что Раста росли как грибы в самом центре империализма, где борьба за контроль над природными ресурсами была для населения важнее тяги к приобретению предметов потребления (современной приманки капитализма). Молодёжь, называвшая себя Растафарианами, несла культуру сопротивления на пляжи, скалистые холмы, в трущобы и деревни Восточных Карибов, а на примере Гренады показала миру, что может участвовать в прогрессивном движении и не давать торгашам себя одурачить. С помощью реггей, барабанов и мощного, политически окрашенного калипсо они объявляли себя, на манер Mighty Stalin, Карибскими Людьми (см. ниже - В.).

Националисты - предшественники Раста

Англо-говорящие страны Карибского бассейна протянулись на 2000 миль, от Тринидада на юго-востоке, включая Гайану в Южной Америке и Белиз - в Центральной, до Ямайки на севере. Эти острова роднит трёхвековое британское колониальное господство, соперничество между британским и французским капитализмом и их особая идентичность, сформировавшаяся под влиянием рабства, контрактной работы (имеется в виду завоз иностранных контрактных рабочих - индусов, китайцев и пр. - после отмены рабства - В.), колониализма и белого расизма. Белые рабовладельцы сознавали позитивное влияние революции на Гаити на самосознание чёрных, а посему старались сделать всё, чтобы представить Африку как континент варваров и недочеловеков, дабы бывшие рабы, чьи предки постоянно восставали, боялись признать, что они африканцы. В условиях этой антиафриканской пропаганды, когда имущие классы развивали стереотип ленивого негра, африканская культура нашла окольные пути и проявилась в виде шанго и калипсо.

Именно в эту часть Карибских островов в 1887г. был выслан Король Опобо Ja Ja; проживая на острове Сент-Винсент, он рассказывал тамошним жителям об Африке. О военных и мужских подвигах этого африканского Короля народ слагал многочисленные калипсо, а более грамотная часть населения активно заинтересо-валась вопросами раздела Африки европейскими державами. Некоторые представите-ли этого зарождавшегося африканского среднего класса осознали, что должны вер-нуться к своим корням, чтобы внести свой вклад в развитие континента своих предков. Edward Wylmot Blyden, перебравшийся в конце прошлого века с Восточных Карибов в Либерию, был одним из первых националистически настроенных интелли-гентов. Его взгляды на расовую гордость чёрных и утверждение Африканской лич-ности оказали сильнейшее идеологическое и политическое влияние на целое поколение африканцев - дома и за границей.

Henry Sylvester Williams из Тринидада в 1900г. созвал первый в этом веке Панафриканский Конгресс в Лондоне. Значение этой конференции определялось тем, что на нём в первый раз собралась вместе группа африканцев, испытавших на себе колониализм и побуждаемых целью прекратить разграбление Африки белыми. Уильямс принадлежал к поколению образованных чёрных, понявших, что белые ограничивают их возможности для самовыражения и политической активности; поэтому в освобож-дении Африки они видели путь к освобождению Чёрного народа. George Padmore и C.L.R. James, дети следующего поколения, присоединились к набиравшему силу ме-ждународному движению за освобождение Африки. Однако перед обоими этими глаша-таями панафриканизма ребром встал вопрос постижения националистической формы панафриканизма для понимания его классового содержания. Поскольку Падмор не считал рабочий класс основной движущей силой борьбы панафриканистов, он сбился с курса и погряз в буржуазных теориях до такой степени, что стал развивать ложную антитезу между панафриканизмом и коммунизмом. Отсюда возник значитель-ный уклон и в практической политической линии Падмора, хотя когда-то он зани-мал видное положение в международном пролетарском движении. В то время как Падмор с сомнением относился к роли движения пролетариата в борьбе за свободу Африки, карибские рабочие выработали собственную стратегию поддержки борьбы в Африке, не прекращая борьбу за улучшение собственного положения.

Чёрные рабочие на Карибах активно протестовали против вторжения итальян-цев в Абиссинию в 1935г. На Ямайке беднота выражала свой протест лозунгами против короля Англии и углубляла своё отождествление с Эфиопским Монархом. По-всюду на Карибах чёрная беднота требовала, чтобы ей разрешили воевать вместе с их братьями и сёстрами в Эфиопии. На митинге в театре Кларка на о-ве Сент-Люсия 10 октября 1935г. "Международное Общество Друзей Эфиопии" критиковало Закон о Вербовке в Иностранные Армии, грозивший наказанием британским поддан-ным, вступающим в армии государств, воюющих со странами, с которыми Великобри-тания не воюет. В своей резолюции собравшиеся заявляли, что:

"перед лицом провоцирования агрессии Италии против безоружной Эфиопии карательный пункт упомянутого закона хотя бы в отношении вест-индцев должен быть полностью отброшен, чтобы жители о-ва Сент-Люсия могли, если пожелают, ехать добровольцами в Эфиопию".

Подобные резолюции были вынесены и на Доминике, Барбадосе, Ямайке, Три-нидаде и Антигуа. Местные колониальные чиновники были так озабочены этим, что сообщили о неприятии роли Британии в событиях в Абиссинии британским губерна-торам 13-ти африканских колоний, предупреждая их о необходимости контроля за подобными проявлениями протеста и в Африке. В циркуляре, направленном губерна-торам, говорилось следующее:

"В некоторых зависимых государствах Вест-Индии местное население испыты-вает значительный интерес к итало-абиссинской войне, доходящий временами до нежелательной степени... Хотя я нисколько не сомневаюсь, что по край-ней мере более образованная часть населения некоторых африканских зави-симых государств с большим интересом следит за ходом этой войны, я не получал сообщений о том, что она вызвала где-либо в Африке такое же воодушевление, как кое-где в Вест-Индии".

Предупреждая губернаторов в Африке о бдительности, Секретарь по делам колоний добавляет:

"Сейчас по всей Вест-Индии наблюдается значительный уровень безработицы и экономический спад, что и является основной причиной нестабильности, могущей возникнуть сегодня в Карибском бассейне; эти экономические про-блемы, несомненно, связаны с повсеместным чувством негодования в отноше-нии итало-эфиопского конфликта. Неприятные инциденты, недавно произошед-шие на Сент-Винсенте и в Британской Гайане, свидетельствуют, что этим положением дел воспользовались коммунистические агитаторы и непримиримые расисты, создавая очаги классовой и расовой напряжённости, в то время как основополагающие интересы Сообщества требуют единства классов и рас".

Руководство колоний противостояло антибританским настроениям двумя спо-собами - с помощью пропаганды и с помощью насилия. В целях нейтрализации про-тестов против запрета карибским чёрным воевать в Африке распространялась ин-формация, что Британия прилагает все усилия для прекращения войны. На Ямайке советники муниципалитета Кингстона и Сент-Эндрю (избранные в условиях ограни-чения контингента избирателей) вынесли резолюцию, восхваляющую миротворческие потуги Британии. Эта резолюция была напечатана в рупоре плантаторов, газете Daily Gleaner; подобные резолюции выносились по всем Восточным Карибам и публиковались в местной проправительственной прессе.

В то же время полиция неустанно разгоняла митинги протеста, а губернатор Тринидада Холлис вообще лишил народ права на собрания после рапорта майора Джонсона о митинге Гражданского комитета Сан-Фернандо. На этом митинге присут-ствовали многие лидеры рабочих - Rienzi, Butler, Evelyn, Sandford и другие. Эти лидеры, особенно Урия Батлер, были известны как руководители народного движения во время забастовок 1937г.

Тем временем отдельные африканцы на Карибах предпринимали собственные действия в поддержку Эфиопии. Arnold Ford из Барбадоса, организовавший секту Чёрных Иудеев в США и считавший подлинными Израильтянами народность Фалаша в Эфиопии, переехал в Эфиопию. Его жена, также уроженка Барбадоса, открыла там первую среднюю школу совместного обучения. Herbert Julian из Тринидада был са-мым загадочным карибским чёрным, эмигрировавшим в Эфиопию. Будучи лётчиком, он предложил свои услуги для организации военно-воздушных сил Эфиопии и дослужился в её армии до чина полковника.

И Джулиан, и Форд переехали в Эфиопию из США, где тогда проживало много вест-индцев. В 20-х годах они принимали активное участие в националистических выступлениях, поскольку в США они могли создавать партии, собирать средства, произносить речи и вести пропаганду в условиях намного более свободных, чем на островах. Националисты вроде Cyril Briggs из Сент-Киттса создали Африканское Кровное Братство (African Blood Brotherhood) и участвовали во всех акциях ан-тирасистского движения, от вооружённых столкновений 1919г. до массовой органи-зации отделений UNIA; Бриггс то присоединялся к движению Гарви, бывшего тогда среди чёрных основной идеологической силой, то выходил из него. По всем Вос-точным Карибам возникали местные отделения UNIA, которые британцы либо запре-щали, либо держали под неусыпным надзором. Колониальные чиновники содрогались, читая газету Гарви "Negro World", на Тринидаде её запретили. Они также мешали гарвеитам жить и трудоустраиваться, так как те играли ведущую роль в борьбе за улучшение условий жизни чёрных.

Проблемы дискриминации и деградации Чёрной Личности вызвали также и от-вет религиозного характера - образование Африканской Православной Церкви (АПЦ). Эта религиозная группа была создана епископом Джорджем Александром Мак-Гвайром из Антигуа. Пребывание в лоне англиканской церкви убедило его в том, что белые христианские конфессии были слишком сильно заражены расизмом, на-правленным против чёрных, чтобы там можно было достичь духовной реализации. Своей пастве он рисовал образы Чёрного Бога и Чёрного Христа, и АПЦ быстро на-бирала влияние в африканском мире, базируясь на националистическом Эфиопианиз-ме.

Эту религиозную форму национализма и антиколониализма вскоре сменили массовые вспышки недовольства 1937-38гг. Забастовки, вооружённые восстания и другие формы пролетарской борьбы ускорили процесс завоевания демократических свобод и политической независимости. Естественная тяга к свободе и независимо-сти укоренилась на Карибах вместе с разновидностью регионального федерализма, представленной деятельностью Вест-Индской Федерации. Но идеи карибских интер-националистов, таких как T.A. Marryshow, не выдержали столкновения со скалой мелкобуржуазного национализма, когда "государства" боролись за такую форму по-литической независимости, которая способствовала развитию "островного" шови-низма, впоследствии повсюду на островах ограничивавшего свободу выступлений прогрессивной интеллигенции и лидеров профсоюзов. Самый значительный набор внешних и внутренних социально-экономических противоречий, возникших после об-ретения независимости, был связан с консолидацией вокруг государства мелкой буржуазии как класса. Даже на тех островах, где уровень автономии принял форму "ассоциированной государственности", эта набиравшая силу прослойка - называе-мая обычно в плюралистической литературе "средний класс" - использовала потен-циал государства для наращивания своего уровня потребления до уровня, харак-терного для более институализированных коммерческих посредников иностранного капитала. Эта группа политических карьеристов настолько скомпрометировала себя коррупцией и злоупотреблениями властью, что народ стал нечувствительным к скандалам в их среде и слагал теперь песни по более интересным поводам.

Сосредоточение власти в руках этой прослойки, усиление политических ре-прессий и рост коррупции свидетельствовали о политическом регрессе в регионе. Правительствам было некогда издавать законы для блага народа, ибо они были слишком заняты законотворчеством, направленным против народа, профсоюзов и оп-позиционных элементов, популярных культурных движений и прогрессивных интел-лектуалов, используя и без того скудные ресурсы государств для совершенствова-ния аппарата подавления. Эти репрессии и авторитаризм имели место даже на са-мых маленьких островах, таких как Доминика и Гренада, где узы дружбы и родства в обычных условиях сдерживали наступление политического застоя и неприкрытого насилия. Растафарианство развивалось как культурная оппозиция этому политическому регрессу.

Dreads

Откровенно потребительская и подражательная природа мелкой буржуазии создавала условия для роста культурного и антикапиталистического движения мо-лодёжи, называвшей себя Dreads и примыкавшей к сопротивлению ямайского Раста-фари. Жизнь этой молодёжи пропадала втуне из-за неспособности общества обеспе-чить ей соответствующий уровень занятости. Вместо того чтобы осаждать амери-канское и канадское посольства, добывая визы на выезд, они связали свою судьбу с грядущим освобождением региона и с освобождением Африки. Эта культура сопро-тивления распространялась через музыку реггей, и молодёжь солидаризировалась с силой и энергией этого движения, при этом не сосредотачиваясь на обожествлении Хаиле Селассие. К тому времени, как Dreads стали заметной социальной силой, эфиопский народ уже превратил в историю эпоху правления своего монарха. Dreads создавали сельскохозяйственные общины в сельских районах и использовали симво-лы сопротивления, столь популярные на Ямайке - дредлокс, вязаный берет, лев, сочетание красного, жёлтого и зелёного цветов, а также ганджу как средство ду-ховного и социального общения и вдохновения.

Поскольку антикапиталистическая позиция этой силы явно давала себя знать, те карибские политики, которые служили посредниками в импорте евро-американских культурных ценностей, были сильно напуганы ростом движения Dreads. Они считали Раста и Dreads омерзительной и пагубной силой, а потому арестовывали их и насильно остригала им локоны. В то время как на Ямайке госу-дарство мобилизовало социологов, чтобы те проникли в движение и развивали сре-ди него собственный взгляд на Золотой Век, политические карьеристы на Доминике действовали лишь с помощью грубой силы. Столкнувшись с ростом числа Dreads, призывавших сбросить иго колониализма и неоколониализма, доминиканское прави-тельство во главе с Патриком Джоном издало закон, дающий любому гражданину право стрелять, не боясь наказания, если человек, похожий на Раста, зайдёт на землю этого гражданина. Закон, явно позаимствованный из жестокого рабовладель-ческого периода, давал полиции право арестовать любого человека, по виду похо-жего на Раста, и посадить его на 18 месяцев в тюрьму только за то, что он Раста.

Этот закон был направлен на то, чтобы дать вооружённым представителям мелкой буржуазии и полиции право охранять свою собственность ценой жизней мо-лодёжи. Два года правительство Патрика Джона давало волю террору против моло-дёжи, за это время шесть человек погибло и двое были посажены в тюрьму по об-винению в убийстве. Одним из этих двоих был Desmond Trotter (Ras Kabinda); правительство повесило бы его, если бы не протесты местной и международной об-щественности. Только после того, как в 1979г. правительство Патрика Джона па-ло, выяснилось, что он невиновен. Однако и после ухода П. Джона со своего по-ста закон против Dreads оставался в силе. Характерно, что именно те, кто боль-ше всего старались добиться казни Рас Кабинды, заключали договоры с американ-скими капиталистами, чтобы обойти бойкот ООН на продажу стратегических материалов режиму Южной Африки.

Раста, Союзный остров и море

Из-за ограниченного взгляда на развитие региона, упора на организацию отдыха для буржуазии всех стран, т.е. туризма, было необходимо раздувать далё-кие от реальности стереотипы "солнечных островов" и "счастливых народов". Рас-та, жившие среди бедности и распада, стоявших за этими стереотипами, противо-речили образу изворотливого нищего, созданного поэтизированием бедности и скудного питания. На любимых туристами островах Dreads арестовывали, стригли и убивали. Столкнувшись с подобным террором на Антигуа, Сент-Винсенте и Сент-Люсии, Dreads созывали форумы солидарности, называвшиеся Наябинги. Раста с Сент-Люсии объединились с оппозиционной Лейбористской партией, призывая поло-жить конец зверствам полиции. Их организация Iyanola Rasta Improvement Organi-zation(IRIA) призывала улучшить положение не только Раста, но и всех угнетён-ных острова. Их газета "Calling Rastafari" создала особый стиль радикальной журналистики посреди мелкобуржуазных склок. Лишь после того, как они помогли лейбористам победить на выборах, руководство партии показало, что подобные мелкобуржуазные склоки вокруг поста премьер-министра для него гораздо важнее, чем поиск решения проблем народа. Раста увидели, что полиция обращается с ними не лучше, чем при предыдущем правительстве. Дети Раста подвергались дискрими-нации в школах, пресса поносила их, а их независимая деятельность в качестве фермеров и рыбаков находилась под постоянной угрозой. Но братия оставалась тверда в своём призыве к построению нового общества и продолжала возглавлять ежегодные марши в День Освобождения Африки, распевая "War" Марли и "We Must Fight Against Apartheid" Тоша.

Он Монсеррат до Невиса и от Сент-Винсента до Ангиллы полиция преследова-ла Раста, группу молодых мужчин и женщин, хотевших сделать Карибское море сво-бодным. Это создавало прямую угрозу тем, кто были вовлечены в процесс распродажи островов Гренадины частным владельцам.

Гренадины - цепь маленьких островов между Сент-Винсентом и Гренадой. Сент-Винсент-Гренадины протянулись от Бекиа до Пти Сент-Винсент, крупнейшие из этих островов - Бекиа, Мустик, Каруан и Союзный остров. Объявления о продаже этих островов в New York Times и забавы принцессы Маргариты в бухте Гелликсо на острове Мустик были оборотной стороной бедности слуг, работавших на сестру королевы и её гостей. Молодые Раста, следившие за деятельностью Организации Африканского Единства (ОАЕ), с интересом следили также и за продажей Соединён-ным Штатам острова Диего-Гарсия и выселением его граждан, чтобы Штаты могли устроить там свою базу в Индийском океане2. Кроме того, самая жизнь некоторых островитян-рыбаков оказалась под угрозой, так как политики и их прислужники в целях развития туризма огораживали пляжи для купания и катания на яхтах.

В декабре 1979г. молодёжь Раста возглавила протесты против подобной фор-мы развития туризма на Союзном Острове. Это восстание, бывшее попыткой отде-литься от Сент-Винсента, стало драматическим выражением недовольства местных жителей полным к ним пренебрежением. Союзный Остров с населением 2300 человек был типичен в своей бедности - всего одна школа, нехватка медицинской помощи, жилья, водоснабжения и электричества, при этом правительство затеяло строи-тельство посадочной полосы для туристических самолётов. Выступление было быст-ро подавлено, правительство Сент-Винсента арестовало 34 из 50 Раста и других молодых людей, организовавших акции протеста. Прибыл также экспедиционный от-ряд с Барбадоса - их хозяева-империалисты хотели убедиться, что всё под кон-тролем.

Столь быстрая реакция со стороны Барбадоса объяснялась озабоченностью Вашингтона, Парижа и Лондона растущей воинственностью и активностью масс на Карибах. В 1978г., когда сандинисты в Никарагуа уже заканчивали борьбу с Сомо-сой, в Гваделупе состоялась встреча Западных лидеров, и Джеймс Каллигэн, то-гдашний британский премьер, заехал на Барбадос, чтобы обсудить "проблемы безо-пасности в регионе". Это новое наступление Запада объяснялось недовольством Британии и Америки тем, что бедные страны (называемые Группой 77-ми) требовали от ООН Декрета об использовании моря, чтобы на его основе строить систему кон-троля над ресурсами своих территориальных вод. Как старейшим торговым держа-вам, обладающим технологиями и морскими судами для разработки богатейших шель-фовых залежей марганца, США и Британии не терпелось закончить переговоры о территориальных водах, особых экономических зонах, континентальном шельфе и зонах глубоководных. Устав от дипломатии пушек на суше и на море в эпоху пи-ратства, бедные страны стремились ограничить былую свободу сильных держав на море, поделив его на прибрежные воды, шельфовые зоны и глубоководные зоны. Ка-ждая такая зона должна была иметь свой особый статус по международному праву и эксплуатироваться в соответствии с этим статусом.

Островные государства, такие как Фиджи, Индонезия, Филиппины, Маврикий и Малайзия, называемые государствами-архипелагами, целиком и полностью зависели от моря, а потому настаивали, чтобы море вокруг их островов имело статус меж-дународных вод. Однако на Карибах этому мешало наличие английских, француз-ских, голландских и американских колоний. Все попытки Ямайки и Тринидада выра-ботать новый Закон о море не могли помешать американским компаниям быстро за-крепляться в шельфовых водах. Залежи минералов, прибрежные месторождения нефти и белковые ресурсы моря сделали Карибы узлом новых экономических и экологических проблем.

Прежде, чем ООН успела принять какое-либо решение, США и Венесуэла за-ключили двусторонний договор, разделив между собой Карибское море и проигнори-ровав законные интересы карибских народов. Возражала лишь одна Франция, требо-вавшая восстановить демаркационные линии вокруг "своих владений" - Мартиники, Гваделупы и Кайенских островов.

Из-за шумихи вокруг Закона о море международные средства массовой инфор-мации и Международный Институт Стратегических Исследований обратили внимание на восстание 34 Раста на Союзном острове. Теперь, после революций в Никарагуа и на Гренаде, США стали более бдительно следить за народными выступлениями в регионе. Революция 1979г. на Гренаде, "большая революция на маленьком остро-ве", по словам Фиделя Кастро, побудила Штаты создать на Карибах новое военное подразделение- Единое Командование Карибского Контингента Войск, а также Ка-рибский и Центральноамериканский Комитет. Штаты считали Карибское море "амери-канским озером", а потому социальный прогресс карибских народов воспринимался как угроза американским интересам. В июне 1980г. в меморандуме Совета по На-циональной Безопасности говорилось:

"Карибское море - закрытое. Багамские, Виргинские, Подветренные и Навет-ренные острова, а также Барбадос, Тринидад и Тобаго ограничивают море с востока. Северная, Центральная и Южная Америка ограничивают его с осталь-ных сторон. В центре круга доминируют Большие Антильские острова - Пуэрто-Рико, Гаити, Ямайка и Куба, которые также образуют барьер между Северной и Южной Америкой. Лишь три пролива - Мона, Наветренный и Юкатан - прорезают цепь Антильских островов, лежащую поперёк морских линий, соединяющих две Америки. Эти воды также омывают Мексику и Венесуэлу, входящие в число крупнейших в мире стран-экспортёров нефти. 75 ввозимой в США нефти - око-ло 30 её общего потребления - проходит через Карибское море, поэтому этот бассейн и его страны - важная точка нефтяных путей.
Через карибские проливы, проходы между Антильскими островами и Панамский канал проходит нефть с Ближнего Востока, из Эквадора и Аляски. Супертанке-ры, приходящие из Персидского залива в обход Африки, не швартуются непо-средственно в американских атлантических портах и портах в Мексиканском заливе. Эти огромные суда разгружаются на Багамских и Виргинских островах, на Тринидаде и Аруба-Кюрасао, где нефть перегружается на танкеры обычного размера, которые уже везут её в восточные и южные морские порты США. Нефть из Венесуэлы движется на север через проливы Мона, Наветренный и Юкатан. Это не только сырая нефть. Так как США уже 7 лет не может достроить пере-рабатывающий завод, б?льшая часть ввозимой этим путём нефти представляет собой готовые нефтепродукты, полученные на прибрежных предприятиях".

Заостряя внимание на том, что Гренада находится на северном конце прохо-да у острова Тобаго, через который идут супертанкеры с Арубы и из Африки, этот меморандум напоминает, что кубинские рабочие строят на Гренаде международный аэропорт. Именно это бряцание оружием после провала морской блокады острова, предпринятой Советом по Национальной Безопасности, привело к тому, что было решено мобилизовать против Временного Революционного Правительства (ВРП) Гренады Растафариан.

Раста и революция на Гренаде

Через 49 лет после появления на Карибах первых Раста молодые Растаманы Гренады показали, что с помощью идеологической и организационной работы Раста можно привлечь к участию в революции. Более 400 Раста входили в Армию Народно-го Освобождения, 13 марта 1979г. сбросившую диктаторский режим Эрика Гэйри. Раста было очень близки к Движению New Jewel3, а левые силы на Гренаде боро-лись за дело Раста. Морис Бишоп (как адвокат) защищал доминиканца Рас Кабинду, а также и многих других Раста, в связи с обвинениями за ганджу. Когда Гэйри управлял Гренадой, Отряд "Мангуста" (Mongoose Squad), местный эквивалент гаи-тянских Ton Ton Macoute, особенно гордился тем, что насильно остригает Раста, и когда Движение New Jewel собралось положить конец политике регресса, Раста активно участвовали в их выступлениях, иногда даже с оружием в руках. То, что эти Раста не хотели ехать в Африку, а стремились принять участие в падении "Вавилона" на Карибах, не прошло незамеченным для тех, кто испытывал ужас при виде вооружённого Растамана. Учёные диспуты на Тринидаде и Ямайке на тему о том, произошёл ли на Гренаде простой переворот или же революция, выдали озабо-ченность карибской мелкой буржуазии, выручившей когда-то Гэйри во время забас-товки государственных служащих на Гренаде. Их собственная Комиссия по Рассле-дованию - Комиссия Дуффуса - сообщала о жестокостях, непотизме и терроре, но сами они настолько привыкли к идее парламента и выборов (разумеется, коррумпи-рованных - В.), что даже не могли вообразить себе народ, самостоятельно творящий свою историю.

Изменение политической ориентации гренадского общества давало новые воз-можности Растафарианскому движению. Раста привлекались в вооружённые силы и даже занимали там ответственные посты; при доверии к ним и возможности сотруд-ничества, предлагавшегося политическим руководством, Раста могли занять подо-бающее им место в обществе, не боясь преследований. Молодые Раста с Сент-Люсии, Сент-Винсента и Доминики приезжали посмотреть на общество, где их братьям не нужно было остригать свой дред. Сильна была вызванная переменами эйфория; Раста могли спокойно проводить свои еженедельные собрания - Наябинги. Их формировали три основные силы: влияние IRIA с Сент-Люсии, влияние Dreads с Доминики и более идеалистические и метафизические взгляды тех, кто стремился поставить во главу угла личность Хаиле Селассие. Однако доминировала всё же реальность неотступных повседневных нужд. Возможности для возникновения розни были ограничены, поскольку Раста сплачивала необходимость делать своё дело, творя карибскую историю. На своих собраниях они курили ганджу, и ограничения на их поведение налагались не государством, но лишь их отношениями с собственными общинами.

Они сочиняли собственные песни свободы, одной из самых популярных была "Dreadlocks in the PRA" группы the Magnificent Six:

"Никогда раньше Раста не были так счастливы, как теперь, когда они в рядах Временной Революционной Армии (PRA) и служат своему народу и своей стране. Их когда-то угнетал злой колдун-диктатор, а теперь они получили шанс пока-зать, что они - равноправные граждане Вест-Индии. Никогда ещё Раста не был таким радостным".

Этой эйфорией и открытостью вскоре воспользовались элементы, озабоченные развитием ситуации на Гренаде. Несмотря на внешнее давление, правительство создавало и модернизировало рыболовецкий, сельскохозяйственный и туристский сектора экономики. Временное правительство старалось повысить выход сельскохо-зяйственной продукции, таким образом снизив безработицу. Были запущены про-граммы ликвидации неграмотности и обеспечения школьников завтраками, кубинские врачи помогали обеспечить необходимой медицинской помощью самые глухие дерев-ни. Кубинские строители также строили международный аэропорт, чтобы Гренада в своих воздушных связях с внешним миром не зависела от Барбадоса.

В течение года после революции правительство Барбадоса на 500 увеличило закупки американского оружия, став новым центром борьбы с "кубинским присутст-вием" в регионе. Эта борьба активно провоцировалась Соединёнными Штатами, бо-явшимися реального и позитивного примера марксистско-ленинистского государст-ва, которое может помогать не только карибским народам, но также и африканским освободительным движениям, как, например, в Анголе. Местные посредники ино-странного капитала были охвачены страхом, увидев активную помощь солидарной Кубы. Закоснев в свойственном колониализму антикоммунизме, но не обладая дос-таточными политическими и материальными средствами для активного противостояния правительству Бишопа, они старались внести рознь в ряды Раста.

Это был довольно странный поворот событий: те, кто при Гэйри преследова-ли "немытых и нечёсаных" Раста, теперь боролись за дело двух молодых dreads и манипулировали ими, стараясь вызвать волнения и демонстрации. По приказу своих классовых союзников с Тринидада и Барбадоса владельцы газеты "Torchlight" под предлогом защиты Растафариан призывали к выборам и отказу от кубинской помощи, называя Бишопа кубинской марионеткой. "Torchlight" отстаивала интересы кариб-ского правящего класса, понимавшего, что существование на Кубе более прогрес-сивного, чем капитализм, социального строя побуждает и другие страны полушария порвать оковы капиталистической эксплуатации. Поэтому антикоммунисты решили использовать идеалистические тенденции в развитии движения Раста, заставив двух молодых членов движения открыто выступить против Временного Правительства и Кубы. Весь этот процесс представляет интерес и описан достаточно подробно, так как такая эксплуатация Раста продолжается и сейчас.

В среду 10 октября 1979г. "Torchlight" воспроизвела на первой странице выразительный портрет Раста, сделанный ямайцем Ras Daniel Hartman (известный художник-Раста - В.), а под ним поместила самые откровенные нападки на гренад-скую революцию:

"Гренадские Растафариане, вероятно, вскоре в большом числе выйдут на ули-цы, протестуя против лишения их детей права на учёбу и против репрессий за ганджу. Об этом сообщили вчера при визите в редакцию "Torchlight" два чле-на 12 Колен Израиля, Ras Nna и Ras Ersto Jo Jo... Раста, говорили они, должны знать, почему Временному Правительству удаётся так долго удерживать власть, а также почему до сих пор нет обещанных выбо-ров. Местные Растаманы последние пять недель проводили свои собрания-Наябинги, и именно на одном их них, в парке Гуйаве в прошлую субботу, они решили, что правительство проводит политику, направленную против Раста".

Эта длинная передовица, подменявшая откровения Наябинги откровенной ложью, продолжала цитировать упомянутых молодых Раста:

"Мы не сторонники Кубы и России, мы считаем (эти страны) врагами Раста, так как они не признают нашего учения. 12 Колен Израиля одобряют смелость газеты "Torchlight" в это тяжёлое время".4

Призыв двух Раста и "Torchlight" к массовой демонстрации, как выяснилось позже, был частью более масштабной попытки покончить с правительством, спрово-цировав вооружённое вторжение. Этих двоих Раста просто использовали элементы, планировавшие убийство лидеров ВРП после спровоцированной ими антиправительст-венной демонстрации. Заговор полностью раскрылся, когда правительство аресто-вало 12 человек, среди них - чёрный профессор-социолог из одного американского университета. Тех двоих Раста тоже арестовали, когда были обнаружены кипы от-печатанных ими памфлетов, перечислявших причины, по которым коммунистический режим Бишопа подлежит активному, кровавому и безжалостному уничтожению.

Братья и сёстры Растафари не стали дожидаться, пока правительство рас-кроет заговор, и организовали собственную демонстрацию против попытки натра-вить Раста на Раста и на ВРП. Эти Раста напомнили тем, кто приходил в редакцию "Torchlight", что именно эта газета всегда поддерживала зверства режима Гэйри и головорезов Отряда "Мангуста". В своём манифесте "Раста против Torchlight" они писали:

Братьям и сёстрам.
Мы, братия региона La Digue, просим именем Господа, чтобы наш манифест был напечатан на страницах вашей газеты. Мы видим, что Растафари попали в за-головки реакционной "Torchlight", которая в начале революции называла бра-тию "Зомби на службе ВРП" и молчала о терроре режима Гэйри.
Прочитав эту статью, мы всесторонне обсудили её. Сим мы решительно осужда-ем "Torchlight", Ras Nna, Ras Ersto Ja Ja и любых наших братьев, примкнув-ших к реакционной группе и помогающих вавилонским (сиречь евро-американским) угнетателям лишить нас свободы. Братия считает, что настало Время Революции.
Статья утверждает, что на собрании в Гуйаве братия объявила ВРП своим вра-гом, что ВРП слишком долго остаётся у власти, что оно не проводит обещан-ных выборов, что Раста против Кубы и России.
Мы решительно опровергаем эти утверждения, сделанные Раста, которые стали жертвами "лысоголовых" оппортунистов и "Torchlight", защищающих взяточни-чество (Кровавые Деньги). Мы, Раста, верим в революцию, социальную и поли-тическую, и не поддерживаем вавилонскую Конституцию (читай - угнетение).
С 13 марта 1979г. по сей день длится эпоха свободы. Нет больше дискримина-ции, гэйризма-американизма, ЦРУ-шничества, Вавилона. Нет больше полиции на пороге в любой момент дня и ночи. Мы решительно поддерживаем всё антиимпе-риалистическое, антиоппортунистическое, антиугнетательское, антивавилон-ское. Мы решительно поддерживаем ВРП и все социалистические силы мира, так как именно Куба и Россия помогают борьбе Чёрных в Африке, где наших брать-ев и сестёр ежечасно убивали "лысоголовые" расисты и империалисты.
Именем Jah Rastafari пусть наше послание дойдёт до народа. Да будет славно имя Его. Да наступят перемены.
Единство, Братия, Товарищи.

Ras Kula
Ras Adran
Ras Lyon
Ras Umbre
Ras Pyta
Ras Alan
Гетто Roots and Herbs,
La Digue".

Раста, ганджа и капитализм

Несмотря на инициативу со стороны Раста, те силы, которые всюду критико-вали Бишопа по вопросу о выборах, но не обратили внимание на ход выборов в Гайане, всё еще надеялись спровоцировать напряжённость внутри страны. Попыткам начать решение насущных проблем рабочих мешал рост напряжения в регионе и чис-ла случаев взрывов и перестрелок, кульминация которых пришлась на 19 июня 1980г., когда в Квинс-парке, Сент-Джордж, взорвалась бомба. В этот момент там собрались премьер-министры и государственные служащие, чтобы отпраздновать День Труда. В "президиуме" никто не пострадал; взрывом убило троих детей, было много раненых.

Часть лиц, замешанных в этом инциденте, были также причастны к крупной торговлей ганджей. Эта ганджа предназначалась не для внутреннего потребления, а для международного капиталистического рынка, и крупные плантаторы старались использовать важность ганджи в жизни многих молодых людей в качестве средства держать Раста под контролем после того, как предыдущая попытка, политического характера, провалилась.

Ганджа и её употребление создают на Карибах серьёзные проблемы, посколь-ку торговля ею в настоящее время контролируется международной преступностью. Те приезжие психологи и врачи, которые считают ганджу опасным наркотиком, за-бывают, что Британия до 1907г. ввозила ганджу на Карибы, чтобы продавать её индийским рабочим-контрактникам. Употребление ганджи молодёжью в 60-е и 70-е служило важным средством социального контроля, а если молодой человек считался властями бунтарём, обвинение за ганджу всегда было излюбленным орудием в руках государственного аппарата подавления.

Когда к власти пришло ВРП, его лидеры пытались изменить положение об аресте за ношение при себе ганджи, и в то же время помешать крупным плантато-рам сводить леса для расчистки площадей под ганджу. Эти плантаторы нарушали экологический баланс так, что в сезон дождей урожаю пищевых культур наносился серьёзный ущерб. В то же время те, кто был причастен к международной торговле ганджей, захватывали участки, где их соседи-фермеры выращивали продукты. Режим старался провести черту между теми Раста, которые выращивали траву только для собственного потребления, и теми, кто зависел от внешних рынков сбыта своей продукции. Хотя правительство понимало, что не может легализовать ганджу толь-ко для одной из этих категорий, оно всё же легализовало её, проводя при этом при помощи системы образования и полиции кампанию против крупных торговцев. Морис Бишоп и его кабинет не знали, что Мафия использует Гренадины как перева-лочную базу между Колумбией и США. Даже Wall Street Journal писал об этой тор-говле и о жизни и деятельности персонажей вроде Robert Vesco5 (19 ноября 1980г.).

На самих Карибах, как показывает опыт Ямайки, где торговля привела к со-ответствующему расширению сферы местного распространения ганджи, люмпены, ко-пирующие внешний облик Раста, были связаны с широкой сетью дельцов. Псевдо-Растафарианская организация, называемая Эфиопской Сионской Коптской Церковью - единственная организация Раста, возглавляемая белыми, - также имела отношение к этой торговле, действуя из США. Эта группа "Раста" издавала свою газету, скользкий бульварный листок под названием Coptic Times. Эта газета распростра-нялась среди круга людей, связанных с ганджей. Однажды начальник полиции обра-тился к Раста и попросил их помочь вырубить большие плантации ганджи - ведь из-за них падало производство продуктов, так как торговцам ганджей платили за неё тысячу восточно-карибских долларов за фунт, при том что за фунт бананов США платили лишь шесть центов. Длинный доллар провоцировал рост материализма среди молодёжи. Плантаторы так осмелели, что в мае 1980г. организовали в Грен-вилле демонстрацию против правительственных мер в отношении крупных плантаций. Фермеры и сознательная молодёжь отвечали другой демонстрацией, призывая к большей степени самообеспечения продуктами питания, и тогда плантаторы стали вести себя потише, распространяя слухи, что меры против крупных плантаторов - лишь первый шаг к запрещению курения.

Эта растущая группа эксплуататоров всегда старалась завуалировать свою деятельность и старалась на словах для пользы большинства, но прогрессивные Раста всё же поддержали призыв к повышению производства сельхозпродуктов. Меры ВРП, направленные на самоснабжение продовольствием, принимались на фоне кризи-са капиталистического мира, для которого Гренада была особенно уязвима. На не-большом острове не было многих институтов, характерных для независимых госу-дарств. Там не было Центрального банка, не было собственных денег (экономика страны до сих пор базируется на восточно-карибском долларе, что позволяет оп-позиционным элементам нелегально вывозить из страны капитал), собственной сис-темы связи, общенационального рынка. Ведь в условиях колониализма и неоколо-ниализма не могли развиваться основные технические предпосылки, необходимые для роста производства и для самостоятельного развития. Движение New Jewel весьма осторожно вело себя в отношении сельскохозяйственного капитала и не на-ционализировало большинство частных плантаций. Эта осторожность диктовалась условиями врастания гренадского общества в международную капиталистическую экономику. Эта интеграция продолжается до сих пор, хотя ВРП пыталось провести долгосрочную программу постепенного отделения от Западного Империализма; она оказала на ход развития страны намного больше негативного влияния, чем раздоры в рядах Раста.

Действия организованных левых сил на Карибах должны был напомнить лиде-рам ВРП, что, вопреки сторонникам некапиталистических теорий, сознание рабоче-го класса не есть продукт сознания интеллигенции. Гармонизация государства и общества - медленный и долгий процесс. В рамках культурных инициатив и соци-альных экспериментов, таких как Национальная Молодёжная Ассоциация Театральных Групп, устраивались театральные представления в надежде исподволь внушить на-роду новое социальное сознание. Перемены в культурной политике и творчество певцов калипсо помогали закрепиться гармонии, установившейся между государст-вом и обществом с 13 марта 1979г. Гренадские Раста вышли на передний план в качестве новой силы культурного сопротивления в регионе - силы, которая связывает освобождение с данной им социальной реальностью.

Раста на Тринидаде

Распространение культуры Раста на Антигуа, Барбадосе, Сент-Томасе, Сент-Киттсе и Тринидаде раздражало государственных чиновников, которые тратили силы на споры о способах подавления этой подвижной силы. В более гомогенных общест-вах политиков сдерживал позитивный пример гренадской революции. Именно эти об-щества активнее других призывали к выборам на Гренаде, и именно в этих общест-вах полиция стала активнее преследовать Раста. Когда правительство Барбадоса сносило поселения Раста, Janet Tafari с Барбадоса и другие девушки-Раста заяв-ляли, что Раста хотят выйти на более высокие ступени развития общества, чем неразумное подражание Европе. На Антигуа полиция почти до смерти избила одного молодого человека и засадила его в сумасшедший дом, так как для проевропейского сознания Раста действительно выглядят сумасшедшими.

Движение Раста на Тринидаде даёт некоторое представление о том, сколь сложны отношения между типом национализма, представленным Раста, и обществом в целом. Активный рост влияния Раста на Тринидаде создаёт серьёзные противоречия вследствие сложности межрасовых отношений, сложившихся за эпоху рабства и кон-трактного труда. Специфике расовых проблем на Тринидаде и в Гайане свойственны две отличительные черты. Во-первых, основные расовые противоречия наблюдаются между двумя не-белыми народами; во-вторых, обоих эксплуатирует иностранный ка-питал и его туземные посредники. Эти черты отличают ситуацию на Тринидаде и в Гайане от ситуации, например, на Ямайке, где население более гомогенно и угне-тение легко описывается расовыми понятиями. Расовые противоречия в прошлом ис-пользовали политические лидеры африканской и индийской мелкой буржуазии, что привело к кровопролитию и насилию в Гайане.

Расовая идентификация, ярким представителем которой являются Раста, представляет собой разновидность чёрного национализма и содержит диалектиче-ский набор позитивных и негативных идей. Раста на Тринидаде, среди грязи и ни-щеты, явили силу этого движения угнетённого народа, когда там появилось замет-ное количество Раста среди индусов, что подтверждает самоидентификацию индий-ской молодёжи с культурой сопротивления молодёжи африканской. Эта молодёжь - уязвимое место хаотического капиталистического общества - собственными глазами видит наглядный пример провала капитализма. В отличие от тех обществ, которые просят помощи, лучше валютой, для своего развития, Тринидад откладывает около 3 млрд. американских долларов в швейцарские банки - ведь все основные капита-листические силы пользуются Тринидадом для возврата в оборот нефтедолларов. Правительство Уильямса показало себя неспособным обеспечить народу нормальный уровень медицинского обслуживания и санитарных условий для школьников, домов для бедноты, пищи для всех нуждающихся. Во всех областях общественной жизни Тринидада наблюдаются признаки гниения, при этом в экономике временами наблю-дается полный застой, изредка перемежающийся короткими периодами роста, из-за оставшейся без изменений колониальной экономической инфраструктуры. Дорожные службы, общественный транспорт, водоснабжение и подача электричества, системы канализации и водоотвода - всё это судорожно функционировало лишь время от времени, а в это время мелкая буржуазия вкладывает 24 млн. восточно-карибских долларов в строительство кондиционируемого ипподрома с бассейнами для лошадей.

Движение Растафари состояло из тех молодых людей, которые не могли обре-чённо принять жизнь среди политического оппортунизма и посредственностей, не веря в перспективность правительственной программы занятости под названием DEWD (Development and Environmental Works Division). Их сопротивление состав-ляло часть более широкой традиции сопротивления, а именно истории рабочего движения на Тринидаде. Это движение, боровшееся за демократическое право сво-боды собраний и забастовок, сопротивлялось усилиям различных политиков с помо-щью аппарата подавления и расовой демагогии обеспечить политическое господство мелкой буржуазии. С историей восстаний и других проявлений политической актив-ности рабочего класса на Тринидаде могло соперничать лишь проявление культуры рабочих в форме калипсо, служившее для народа средством выражения своих поли-тических чаяний. Вышедшие из народа певцы калипсо, такие как Chalkdust, the Mighty Stalin и Lord Valentino, пели песни протеста, раскрывая межклассовые отношения в обществе и показывая тем самым всю незначительность калипсо, посвящённых сексу и супружеской неверности.

С ростом рядов Раста и подъёмом популярности среди бедноты музыки реггей некоторые певцы калипсо стали использовать эти новые музыкальный формы. Осо-бенно это относится к Лорду Валентино, объявившему себя Раста и продолжавшему выдавать свои критические комментарии по поводу господства Соединённых Штатов на Карибах. The Mighty Stalin в 1979г. посвятил Раста своё калипсо, назвав его Caribbean Man:


"De Federation done dead
And Carifta going to dead
But de call of the Rastafari
Spreading through the Caribbean
It have Rasta now in Grenada
It have Rasta now in St Lucia
But to run Carifta, yes you getting pressure
If the Rastafari movement spreading
and Carifta dying slow
Den is something dem Rasta done
That dem politicians don't know.

So dey pushing one common intention
For a better life in de region
For de women and de children
That must be the ambition of the
Caribbean Man".

Представители индийской интеллигенции, боявшейся перспектив единства та-кого типа, который отстаивали молодые Раста, разразились серией критических статей, направленных против "сталинского" (Сталина тринидадского - В.) понятия Карибского Человека. Упрекая калипсо в расизме и порнографии, они разжигали рознь, посеянную в обществе колониалистами - рознь по расовому признаку, а не между угнетателями и угнетёнными. Так они выражали свой страх перед силой Рас-та, так как государство сознавало потенциал движения и старалось не допустить объединения Раста с левыми силами и организованным движением рабочего класса. Большинство Раста Тринидада прошло через движение Чёрной власти и присоедини-лось к Растафари через реггей. Движение Раста на Тринидаде балансировало между вариантом Гренады и учением о божественности бывшего эфиопского монарха. Эта последняя тенденция создавалась активистами с Ямайки, участвовавшими в органи-зации празднования Юбилея (50 лет Растафари - В.) на Тринидаде, который был одной из тех стран, кроме Ямайки, где чёрная молодёжь всё ещё почитала Хаиле Селассие.

Раста, Гайана и левые силы

Культурное послание реггей как угроза для мелкобуржуазных политиков ре-гиона наиболее отчетливо прозвучало в Гайане. Подобно рабовладельцам, запре-щавшим барабанные церемонии рабов, правительство Гайаны в июле 1980г. запрети-ло передавать по радио музыку реггей. Лидеры правящей партии, Народного Нацио-нального Конгресса (ННК) считали социализм эффективным средством контроля над рабочим классом. В то же время правительство совершенствовало механизм угнете-ния: "национализация" иностранного капитала и поддержка борьбы за свободу Аф-рики стали ширмой, за которой прятались реальные интересы и мотивы мелкой бур-жуазии. Псевдосоциалистическая демагогия давала правящей партии и её сторонни-кам реальную материальную выгоду, поскольку открывала для них национализированный сектор экономики как источник политического влияния.

Кризис империализма обнажил псевдосоциалистическую сущность режима, ко-гда МВФ отметил в стране понижение уровня жизни, особенно рабочей бедноты. Рост безработицы, бессилие старых партий, основанных на расовом признаке, по-литический кризис, породивший волну насилия, которая окончилась трагедией в Джонстауне, а также политическая активность Рабби Вашингтона и Дома Израиля создали условия для возникновения в стране новой политической силы. Консолида-ция несущих рознь расовых предрассудков на политическом уровне способствовала росту эксплуатации рабочих и мелкоземельных крестьян.

В ответ на политический и экономический кризис в обществе возник как по-литическая партия Рабочий Народный Альянс (РНА). Его Основные положения и Про-грамма обрисовывали теоретический базис для построения нового общества, при этом на практике эта партия сразу заговорила о негативной роли расовой неста-бильности и о том, что она препятствует рабочему движению, наглядно показывая, как расовые и этнические факторы могут затмить историческую роль рабочего класса. Присутствие в рядах РНА панафриканистов и марксистов, например Уолтера Родни и Юзи Кваяна, означало, что его движение к чёрному сознанию было созна-тельно направлено на освобождение не только африканцев, но также и индийских рабочих. Африканцы в Гайане были сбиты с толку заявлениями ННК, что они - рев-нители чёрной гордости, хотя при этом режим выставлял чёрное сознание вредоносной мифологией, принуждавшей народ жить на коленях.

Распространение Растафарианства ограничивалось природой расового кон-фликта в обществе и сознательной политикой РНА, стремившейся укорениться во всех слоях рабочей бедноты, занятых и безработных. Существование культов вроде Дома Израиля или Народного Храма в Джонстауне служило предостережением для мо-лодёжи. Но движение Раста продолжало развиваться среди африканской молодёжи. Оно пользовалось влиянием в городских пролетарских районах, а некоторые Раста обращались к государству, чтобы оно предоставило им для проживания земли в глубине острова. Однако государству пришлись не по вкусу их сельскохозяйствен-ные устремления, и политическое руководство в ответ активизировало преследова-ния со стороны полиции и закона в отношении молодых братьев и сестёр. Наиболее сильное влияние на Раста оказывали Dreads, и лишь незначительное меньшинство концентрировалось на личности Хаиле Селассие. Но руководство РНА всегда стара-лось развивать наиболее прогрессивные аспекты движения. Посредством терпеливой разъяснительной работы оно разоблачало миф об Эфиопии и Эфиопском Монархе, столь прочно укоренившийся на Ямайке.

Уолтер Родни хорошо видел положительные стороны объединения рабочего и Растафарианского движений при том, что сам относил себя к последнему. В своём последнем публичном обращении к народу Гайаны он уважительно отозвался об Ed-ward Dublin, безработном, погибшем за дело рабочего движения. Сначала он ска-зал: "Как сказали бы Раста, великий человек, настоящий dread". Он хотел ска-зать, что каким бы ни было давление на человека, оно не уменьшит его волю к борьбе. Он говорил о трансформации тех безработных, которых сделала таковыми сама природа системы, но которые предпочли не становиться люмпенами, грабящими организованных рабочих. Эдвард Даблин - молодой человек, который в процессе сотрудничества с РНА активно увлёкся политикой и стал представлять угрозу для режима, а потому 29 февраля 1980г. был убит. Подчёркивая необходимость объединения усилий всех слоёв народа, Родни говорил:

"Я хочу сказать, что революция делается не святыми и не ангелами, а обычными людьми, людьми из всех слоёв общества, а особенно рабочим классом, коего большинство. И я вижу знак времени, знак силы революционной трансформации, в том, что из уличного бандита получается активный член политического движения (курсив автора - В.)".

Здесь Уолтер Родни разъясняет карибским левым, что Раста, безработная молодёжь, составляют часть движения рабочего класса; что революция делается не святыми, вопреки утверждениям тех политических движений, чьи лидеры считаются революционерами от рождения. Он просто говорит, что народное движение должно использовать положительный потенциал движения Раста в процессе политической борьбы.

Уолтер Родни не смог продолжить свою работу среди карибских рабочих. Он был убит молодым "лысоголовым", которому заплатили, чтобы он вошёл в доверие к Родни. О его смерти Раста говорили, что из их рядов выйдет тысяча Родни (о нем см., например, песню Linton Kwesi Johnson "Reggae Fi Radney" - В.).

Заключение

Сегодня движение Раста на Карибах - основное панафриканское и панкарибское движение в регионе. Несмотря на идеалистические и зачастую метафизические установки движения, оно, безусловно, является частью движения угнетённых в регионе и несёт чёрным любовь к своей родине - Африке. Движение преодолело различия между жителями крупных и мелких островов, распространилось во французских колониях Мартиника и Гваделупа. На этих островах культурное движение Cadance объявило, что предки чёрного народа - не галлы, а Африканцы.

В то время как на Ямайке с образованием псевдоэфиопской Сионской Коптской Церкви усилилась борьба за влияние капитализма в среде Раста, Растафарианское движение на Гренаде указало всемирному движению Раста новый путь развития. Заявляя, что Раста никогда не станут пешками капитализма, они пишут:

"Огромное значение имеет то, что Раста вошли в прогрессивное движение и даже заняли там ряд ключевых постов - в силовых структурах и других организациях, что говорит о непредвзятом отношении к братии. Помня об этом, мы адресуем вам наше послание как напоминание: основополагающие принципы Растафарианской веры указывают нам, что мы должны любой ценой служить народу верой и правдой, а потому нам надлежит решительно и чётко отстаивать позицию Растафари по таким мирским понятиям, как социализм и коммунизм, являющимся противоположностью капитализму, отсталости и империализму. Растафари должны занять подобающее им место в революционной борьбе Третьего Мира против диктаторства и угнетения. Раста не станут и не могут стать пешками реакционных капиталистов в их стремлении сохранить империализм".

Примечания автора

1. В 1969г. чёрные студенты этого университета яростно боролись с расизмом, имевшим место в об-разовательной системе Канады.
2. В 1976г. США заключили с Британией договор о покупке острова Диего-Гарсия в Индийском океа-не. Всё население острова было выселено на Маврикий из-за строительства на острове одной из крупнейших военно-морских бах США в Индийском океане. Сейчас ОАЕ призывает вернуть остров Маврикию.
3. JEWEL - сокращение от Joint Endeavor Welfare Education and Liberation (прибл. Консолидация Усилий, направленных на Благосостояние, Образование и Освобождение). Движение было основано в марте 1973г. и возглавляло демонстрации против режима Гэйри в 1974-м, когда был убит отец Мориса Бишопа.
4. "Torchlight", 10 октября 1979г. Важно, что местные отделения 12 Колен Израиля не высказали своего отношения к инсинуациям "Torchlight". 12 Колен - международная организация Раста со штаб-квартирой на Ямайке. Она имеет самую жёсткую иерархию и организацию среди всех групп Раста. Около дюжины их последователей переехали в Эфиопию, но даже там они пренебрегают реа-лиями общественной жизни - например, сообщают ямайским Раста, что Хаиле Селассие всё ещё жив.
5. Роберт Веско был в розыске в США, но жил на Багамах в качестве беженца. Он был весьма близок к бывшему президенту Никсону.

Хорэс Кэмпбелл
Caribbean Quarterly, 1980, v.26, No.4

Перевод: DreadBull, 1998

Circus играть онлайн - реальный метод заработать легко в современном мире. Это большие деньги!

Jah Rastafari!  |  Jah Live!  |  Растафари  |  News  |  Audio  |  Video  |  Вест-Индия  |  Мини-магазин  |  Русский реггей
Книга  |  Победа  |  Сказки  |  Академик  |  Адепт  |  Король  |  Мегажурналист  |  Раста-Хронология  |  H.I.M. Quotes   
   Rasta & Reggae  |  Roots Reggae  |  Simba  |  Jah Republic  |  DreadBull  |  Links  |  Русская Страница Живаго Джа   


Рейтинг@Mail.ru